Искоренит ли безналичный расчет теневую экономику?

Как считают эксперты, экономика может стать прозрачней, если будет уничтожена коррупция и легализованы некоторые сферы бизнеса

Объем безналичных платежей с каждым годом растет. Оборот по картам в 2018 году в Казахстане перешагнет отметку в 5,4 трлн тенге. Между тем, по оценкам аналитиков, доля безнала в республике по сравнению с развитыми странами ничтожно мала. Этот факт, как предполагает президент страны Нурсултан Назарбаев, провоцирует развитие теневой экономики. Чтобы исправить ситуацию, Нацбанк может установить лимиты по обналичиванию средств в БВУ для юридических лиц. Насколько оптимальна эта мера и как она повлияет на экономику страны корреспонденту «Капитал.kz» рассказали аналитики.

Наличный оборот в Казахстане может быть ограничен, правда, пока, похоже,в «зоне риска» именно юридические лица. Как отметил Нурсултан Назарбаев на расширенном заседании правительства 30 января, «теневая экономика получается из-за того, что мы (в Казахстане – прим. ред.) с наличными работаем». По его словам, в банках необходимо установить порог по обналичиванию денежных средств юридическими лицами. «Этот вопрос нужно изучить вместе с Нацбанком. Крупные покупки не должны осуществляться через наличный расчет: автомашины, дома и так далее. Там все скрыто (теневой оборот – прим. ред.)», – заметил президент.

По словам генерального директора DAMU Capital Management Мурата Кастаева, в законодательстве уже действует норма об ограничении наличных платежей между юридическими лицами на сумму свыше 1 тыс. МРП (2 млн 525 тыс. тенге). Он пояснил, что ограничения для физических лиц отсутствуют.

«Для уравнивания ситуации можно было бы ввести ограничение для физических лиц на этом же уровне (1 тыс. МРП). В некоторых европейских странах есть такие ограничения, пороги по ним разные. В среднем ограничены операции на сумму свыше 1-5 тыс. евро. В целом, поддерживаю инициативу перехода к безналичным платежам. Мировая практика показывает, что сокращение оборота наличных денег приводит к снижению теневого бизнеса и коррупции, преступности и наркотрафика. Ощутимого прогресса на этом пути достигли Швеция и Франция. В Швеции наличные деньги занимают 2% платежей, там только 20% торговых точек принимают наличные деньги. Во Франции доля безналичных платежей достигает 92%, гигантскими шагами движется Китай, где большинство платежей проходит через WeChat», – отметил Мурат Кастаев.

Экономический аналитик Асет Наурызбаев считает, что ограничения на выдачу наличности провоцируют ее дефицит. «Это может спровоцировать создание параллельной денежной системы, когда наличные тенге стоят больше, чем безналичные. Такая ситуация была в нашей стране в 1990-е годы. Считаю, для того чтобы снизить теневое обращение, не нужно ограничивать наличный оборот. Надо уничтожать источники теневого оборота: взяточников и преступные организации (в том числе – работающие вне налогового поля предприятия и организации). Не секрет, что огромный объем оборота люксовых магазинов составляют деньги, полученные в виде взяток. Так что проблема не в наличности, а во взятках. Бороться со взятками путем ограничения наличного оборота – не вариант», – отмечает аналитик.

Более действенным рычагом для снижения масштабов теневой экономики может быть повышение прозрачности деятельности государства и его подотчетность гражданам.

«За счет этого уменьшится объем взяток, наладится качественная работа полиции, будет «выдавливаться» преступность. Важным фактором снижения масштабов теневой экономики является улучшение предпринимательской среды. Например, можно было бы оптимизировать Службу экономических расследований. Считаю, что это ведомство больше плодит коррупцию, чем занимается расследованиями. Также вывести экономику «из тени» можно было бы за счет упрощения налоговой системы, снижения доли государства в экономике. К тому же следовало бы легализоватьмаксимальное число бизнесов, включая легкие наркотики и проституцию. Все эти меры выводят денежный оборот «из тени». Сам же по себе наличный оборот снизится по экономическим причинам – когда безналичный оборот станет дешевле и удобнее наличного», – отмечает Асет Наурызбаев.

Как считают в Ассоциации финансистов Казахстана (АФК), борьба с теневой экономикой должна осуществляться на основании глубокого анализа каждой отрасли и цепочки формирования стоимости. «Например, регулирование, подходящее для мелкооптовой торговли, не подойдет для сферы услуг. В Казахстане есть практически безналичные отрасли – в основном в категории B2B. Но есть отрасли, работа в которых без использования наличных денег просто невозможна», – уверены аналитики АФК.

Стоит ли ограничивать наличный оборот физлиц?

Вопрос ограничения наличного оборота поднимался еще в 2015 году, а более активно муссировался в 2016-м. И сейчас, как и в то время, многих казахстанцев по-прежнему волнует вопрос – будут ли каким-то образом ограниченыналичные платежи физических лиц. Ведь президент намекнул, что «крупные покупки не должны осуществляться через наличный расчет». Но при этом глава государства не уточнил, кого должна затронуть эта мера – только ли компании?

Между тем, еще в 2016 году при обсуждении законопроекта «О платежах и платежных системах» в Нацбанке уточнили, что принято решение максимально снизить наличные расчеты по всем операциям между физическими лицами. Как пояснил тогда финрегулятор, эта инициатива связана с Законом «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма». А более чем два года назад в Нацбанке пояснили, что решение ограничить наличное обращение было связано с усилением мониторинга платежей. «Необходимо узнать историю денежных потоков – откуда они, кто их плательщик, за что он платит», – уточнили в Нацбанке.

Предполагаем, что в 2019 году этот посыл финрегулятора будет неизменным.

В свою очередь Асет Наурызбаев уверен, что если физических лиц обяжут все крупные покупки осуществлять в безналичной форме, то это «несколько странно». «Дело в том, что именно все сделки по покупке недвижимости и автомобилей полностью прозрачны. Ничего проще, чем определить покупателя авто или квартиры, для следственных органов нет. Также не думаю, что в настоящее время возможно произвести или ввезти авто без регистрации. Если такая практика есть, то, возможно,именно безналичная покупка вскроет эту гениальную схему. Хотя маловероятно. Для этого нужно проделать огромную аналитическую работу по сопоставлению VIN всех продаваемых в стране автомобилей с базами таможенных органов, дорожной полиции и производителей. Еще более невероятным представляется продажа незарегистрированных домов и квартир. Если же государство намерено мониторить крупные сделки, то лучше ему обратить пристальное внимание на анонимные сделки по покупке предметов роскоши», – считает аналитик.

По примеру России?

Как оказалось, не только в Казахстане планируется ограничить наличный оборот. Центральный банк РФ и Министерство финансов РФ начали обсуждать возможность ограничения сумм по наличным расчетам еще в 2012 году. В Государственной думе даже внесли соответствующий законопроект, который так и не приняли из-за начавшегося спада в экономике, обвала рубля и снижения покупательной способности россиян. В январе 2018 года министр финансов России Антон Силуанов предложил вернуться к идее. Однако позже он заявил, что в ближайшие два года власти не пойдут на такой шаг.

Федеральная служба по финансовому мониторингу России (Росфинмониторинг) считает, что мера по ограничению наличности «позволит бороться с теневой экономикой и взятками». «В законодательстве не хватает инструментов для борьбы с коррупцией в России», – отмечает Росфинмониторинг. Контролирующее ведомство предлагает ограничить оборот наличных — например, при покупке квартир, автомобилей и ювелирных украшений.

Как пишут российские СМИ, начальник управления Росфинмониторинга по противодействию отмыванию доходов Виталий Андреев заявил, что «сейчас оборот наличных практически невозможно контролировать, они питают теневые схемы по обналичиванию, созданию тысяч фирм-однодневок и теневую экономику в целом».

Опыт других стран показывает, что рост безналичных расчетов действительно помогает сокращать теневую экономику. По данным Ernst & Young, рост безналичных расчетов за год всего на 1% от валового продукта стран Восточной Европы привел к сокращению взяток на 0,03% ВВП.

В какой мере инициатива по ограничению наличного оборота затронет физические и юридические лица в Казахстане – пока неясно. В то же время многие аналитики уверены, что нужно наращивать обороты по безналичным платежам.

«Весь мир идет к этому. Уже в обозримом будущем наступит время, когда все транзакции будут в блокчейне. Безналичные платежи сокращают издержки всех сторон – государства, контрагентов и самого населения. Мера по установлению лимитов по обналичиванию средств юридическими лицами в Казахстане сама по себе верная. Другой вопрос – насколько она своевременна и каковы методы ее обеспечения», – отмечает Мурат Кастаев.

Он считает, что для более полного проникновения безналичных платежей нужна соответствующая инфраструктура. «Все учреждения должны быть покрыты терминалами для оплаты картами или безналичными переводами. Но для этого нужны значительные инвестиции в платежную инфраструктуру – со стороны игроков рынка, и в покрытие всех населенных пунктов устойчивым высокоскоростным доступом в интернет – со стороны государства. Считаю, что государство должно стимулировать переход к безналичным платежам, а не идти путем запретов и ограничений. Населению и бизнесу должно быть удобно и выгодно платить и принимать платежи наличными. Помимо инфраструктуры, тут стоит вопрос доверия к государству и налоговой нагрузки. Правительство должно понимать, что главной причиной роста теневой экономики являются увеличение налоговой нагрузки и коррупция», – уверен Мурат Кастаев.

https://kapital.kz/finance/75731/iskorenit-li-beznalichnyj-raschet-tenevuyu-ekonomiku.html