В ближайшие 3 года бизнес ждет усиление налогового прессинга — Перуашев

Разместил: aizhan_pnk Размещено: 6 ноября 2018 11:30 Категория: Новости казахстанской экономики Просмотров: 67

Фракция «Ак Жола» в парламенте проанализировала проект бюджета 2019-2021. Политики, стимулирующей роли налогов, в нем нет

В среду, 31 октября, на пленарном заседании мажилиса депутат Азат Перуашевобратился к правительству с рядом вопросов о бюджете на ближайшие три года. Речь идет о том, что по прогнозам правительства 98,2 % в доходной части республиканской казны обеспечат налогоплательщики.

— Очевидно, что если налоги служат фактически единственным источником бюджета, то налоговая политика должна стать ведущей и в формировании экономической политики государства на планируемый период, — заявил Перуашев в своем обращении.

При этом, глава партии «Ак Жол» отметил, что использования стимулирующей роли налогов в планах кабмина нет. Так что же ждет бизнес в ближайшее время?

Выжимать, а не стимулировать

— Азат Турлыбекович, исходя из вашего выступления, наш предпринимательский сектор в 2019 году ждут тяжелые времена? 

— В последние годы, начиная с 2007-го, как разразился мировой кризис, мы перешли в новую реальность. Закончился период тучных коров, и с тех пор ситуация находится в жестком режиме.

С одной стороны, по объективным причинам. Что сегодня волнует бизнес? Во-первых, нехватка кредитов и их дороговизна. Во-вторых, проблемы с рынком сбыта — отсюда и скандалы по госзакупкам. В-третьих, неустойчивое положение национальной валюты, когда стоимость ввозимых комплектующих из-за рубежа растет из-за курсовой разницы.

У бизнеса достаточно проблем и без вмешательства государства. А теперь еще и оно в рамках бюджета включает режим ужесточения налогового прессинга

Вот я так это вижу.

— Как это будет происходить?

— В бюджете прописывается увеличение поступлений от налогов в доходную часть. Показывается очень большое повышение — с 8 трлн тенге в 2019 году до 10,3 трлн тенге к 2021 году.

При этом больше 98% из этой доли доходов обеспечивается за счет налоговых поступлений. И ожидается, что налоговое число увеличится. Если налоговая политика является основным фактором в формировании доходов, то она должна рассматриваться как инструмент для расширения источников этих выплат.

Но мы видим, что стимулирования появления новых плательщиков через налоговые ставки нет. А ведь налоги — не только фискальный инструмент. Это — регулятивный рычаг, но госорганы об этом почему-то забыли.

Вся налоговая политика сводится к тому, чтобы бизнес платил больше

Путем освобождения от налогов либо их снижения государство показывает, какие отрасли для него являются приоритетными.

Много раз мы предлагали правительству использовать опыт Евросоюза. Там в рамках одной страны может существовать до 5 разных налоговых ставок того же НДС. То есть общая ставка может быть 24% (как в Швеции), а для сельского хозяйства при этом — ноль.

На товары массового потребления (продовольствие, одежда, обувь и детские товары) может быть 5 %, на машиностроение — 7-8 %. Это так называемые пониженные ставки НДС для приоритетных товаров.

Президент говорит, что надо заполнять внутренний рынок экономикой простых вещей

То есть налоговые ставки должны быть снижены как на социальные товары, так и на высокотехнологичные, от которых зависит рост экономики. Наши фискалы привыкли только выжимать.

Забрать все. Любой ценой

— Много разговоров ведется об НДС. Чтобы экспортерам создавались налоговые преференции.  

— При анализе бюджета мы обнаружили, что правительство планирует сократить возврат НДС. Это как раз то, о чем вы говорите. Только наоборот. НДС возвращается предприятиям, отправляющим продукцию на экспорт.

Если возврат НДС будут сокращать, значит, экспорт сократится? Я это так понимаю. При этом президент постоянно призывает развивать экспортоориентированность.

Вряд ли какой-то чиновник решился бы действовать вопреки заявлениям президента

Мы предполагаем, что под разными предлогами будут отказывать бизнесу в возврате НДС.

В июне 2018 года состоялся съезд участников специальных экономических зон (СЭЗ) из регионов. Я слушал их выступления. И участники СЭЗ «Астана — новый город» сообщили, что 18 предприятий зоны на грани закрытия.

Им отказали в отчете НДС на товары, которые были потреблены ими для собственных нужд. Фактически эта льгота прописана для таких предприятий в законе. Но налоговики доначислили еще 4 млрд тенге налогов к ранее уплаченным 16 млрд тенге.

Если так пойдет и дальше, не только в этом СЭЗ, но и в других зонах, предприятия будут на грани закрытия

Мы прямо указали правительству на противоречия. Нам обещали еще в июне, что в рамках законопроекта по налогообложению вопрос будет рассмотрен. Но мы не увидели ни законопроекта, ни решения проблемы. А она остается.

Сейчас, судя по всему, будет речь вестись, что даже предусмотренные законодательством льготы по НДС будут просто не выплачиваться под теми или иными предлогами. Другого решения выполнить план по снижению выплат по возврату НДС я просто не вижу.

Налог с продаж

— Потребительский вопрос. Конечный потребитель обложен налогами дважды. Рядовой человек платит налог с зарплаты, а колбаса, которую он потом покупает, тоже обложена НДС.

— Не соглашусь. Этот налог платит производитель товара. И товар должен облагаться налогом. Государство должно на что-то существовать. Из этих денег же платятся зарплаты учителям и врачам.

Года 3 назад у нас были дебаты о необходимости перейти от НДС к налогу с продаж. Потому что наш НДС — фактически налог с оборота. При любой сделке, при любом переходе товара от одного собственника другому, он подлежит обложению НДС. Это касается и сырья по его пути к полуфабрикату, и от полуфабриката к готовому продукту.

Каждый этап, а их может быть до прилавка 3-4, становится дороже на 12 %

В странах англо-саксонской модели налогообложения налог собирается 1 раз — с точки продажи готового товара. И при этом, налог очень небольшой — 2-4 %. Когда перейти к налогу с продаж предлагал бывший министр национальной экономики, я считал это правильным.

Но чиновники как всегда идею извратили. Они предлагали брать налог с продаж на каждом этапе перехода товара. Фактически мы бы свою обработку убивали, а ввозимый из-за рубежа товар был бы дешевле. В таком виде тема поддержки не нашла, конечно же.

Проверяющие — лишнее звено

— Какой реакции вы ждете теперь, после вашего заявления?

— Нас уже однозначно услышали. Госорганы и премьер внимательно относятся к выступлению депутатов. Мы говорим предметные вещи, а не просто жонглируем цифрами. Я не случайно привел пример с СЭЗ.

Я сказал, что нам нужно взвешенно оценивать, на сколько у нас деятельность тех же налоговиков выгодна или невыгодна для государства. В регионах проверки налоговых инспекторов приносят бюджету в день около 2 тысяч тенге, то есть 45-50 тысяч в месяц. А зарплату они получают в 2-3 раза больше. Не смысла содержать таких сотрудников.

Они кошмарят бизнес, а пользы бюджету от них нет. Их можно сократить

Один мой бывший коллега уехал в США. У него там уже 7 лет свой бизнес. При встрече я спросил, как у него там взаимоотношения с налоговиками? Он сказал, что за все годы ни разу не видел ни одного налоговика. Его фирмой занимается в отчетный период специальный налоговый консультант. То есть никто не берет измором предпринимателя, если к нему нет претензий.

У наших фискалов в актах проверки есть специальная графа «начислено штрафа»

То есть должен что-то найти и начислить, даже если не к чему придраться. Поэтому я и настаиваю уже в который раз — налоговая политика должна быть пересмотрена. Причем серьезно.

https://365info.kz/2018/11/v-blizhajshie-3-goda-biznes-zhdet-usilenie-nalogovogo-pressinga-peruashev/ 


Поделиться ссылкой: # # # # # # # # # # # #
Кто онлайн