Цифровой продюсер для прорывных идей

Кто превращает инновации в реальные проекты и работающие платформы

Владимир Баринов руководитель одной из успешных казахстанских R&D лабораторий по компьютерной графике, которая занимается трансфером технологий в области виртуальной и дополненной реальности. Продукты VARDIX GROUP и резидентов лаборатории распространяются по всему миру через сеть дистрибьюторов и партнеров. В 2018 году Владимир принял решение сформировать в Казахстане центр 3D-разработки для глобального рынка, перевел свою компанию в Astana Hub и стал его резидентом. Но прежде чем принять такое решение, его команда изучила опыт других мировых технопарков, в том числе — Беларуси, задумывалась о резидентстве в Сколково. В беседе с корреспондентом «Капитал.kz» Владимир Баринов рассказал о том, почему они выбрали казахстанский технопарк среди остальных в СНГ и как удалось построить крупное коммьюнити специалистов компьютерной графики.

— Владимир, должность директора по IT вы получили еще будучи студентом. Расскажите, как начинали строить компанию?

— Я родился в Алматы, учился в Караганде. В 2002 году я попал в коммерческую графику. Тогда только начали появляться первые 3D-студии. Мне повезло, я учился на отделении САПР, там я освоил азы профессии и со 2-3 курса начал работать в крупнейшем рекламном агентстве Караганды «Аврора». Это была очень хорошая школа. Университет уже заканчивал в статусе директора по IT. Тогда же была создана первая студия.

Меня и моих друзей всегда интересовала 3D-графика. Но сначала мы делали проекты в сфере индустрии развлечений, рекламы, кино. И только в 2008 году мы начали участвовать в первом образовательном проекте для животноводства: это был 3D учебник с уникальным контентом.

В 2012 году родилась наша главная концепция, которая есть во всех наших образовательных  продуктах и по сей день. Это китайская пословица: «Расскажи мне — и я забуду, покажи мне — и я запомню, дай мне сделать — и я пойму». Мы увидели, что для закрепления навыков и знаний нужен интерактив, нужно взаимодействие с учебным контентом. Так, в 2012-2013 году мы начали разработку интерактивных 3D-приложений.

С этого времени в своей работе и проектах мы всегда «рассказывали», то есть давали теоретическую информацию, «показывали», то есть давали визуальный ряд, чтобы человек что-то запомнил. И третье — давали сделать руками. Какой бы сферой не занимались, мы всегда старались закрыть эту тройную концепцию.

Примерно в 2016 году пришли к пониманию, что казахстанский рынок очень мал для нас, что надо уходить за рубеж. На руках были удачные продукты, были международные продажи, и примерно с той поры, с 2016-2017 года, мы активно работали над расширением нашей сети по миру. Конечно, нам очень был интересен рынок США, откуда шли многие наработки. Тогда еще в Казахстане не было какого-то центра, который бы все это сплотил. Были лишь единичные компании и инициативы, которые пытались это сделать.

— Значит вы рассматривали релокацию бизнеса?

— Да, мы начали смотреть всевозможные парки для релокации основного офиса. Многие разработчики, которые занимались 3D графикой, уезжали в игровые студии, в Беларусь, Украину, Россию. А мы понимали — чтобы выйти на мировой уровень, нам нужны сильные кадры. И сначала пытались просто найти место, где вопрос кадров будет стоять не так остро, и, кроме того, будет достаточно эффективная инфраструктура для создания больших проектов. Это был сложный период, год на чемоданах, бесконечные перелеты. Но везде что-то не устраивало.

В этот период мы открыли офис в Москве, готовились заходить в Сколково. Изучали опыт Беларуси, опыт Минска. Хотели открыть и там лабораторию, много было плюсов. Однако и минусов хватало.

Выбор остановили на Astana Hub. В Казахстане стабильная ситуация и экономические гарантии технопарка очень существенны. Мне кажется, что новые компании, которые сюда приходят или которые прямо здесь создаются — они уверены, что у них есть плотный плацдарм что-то создать масштабное и выйти на мировой рынок.

И еще очень хорошо что у Astana Hub такая концепция: «Идите на мировой рынок, привлекайте инвестиции, создавайте мировые продукты». То есть то, что здесь создается, нацелено изначально на мировое внедрение.

Когда вы работаете на международном рынке, то очень важна история. У нас была такая проблема — когда мы приходили на Запад и продавали там как казахстанская компания, то к нам никто серьезно не относился. Говорили «вы не умеете». Ситуация была сложная, приходилось создавать мировые представительства в других странах, доказывать, что мы мировой бренд.

Но в последние годы ситуация сильно меняется. Например, в той же России уже прекрасно знают наш разработческий центр. Сейчас мы гордо говорим, что мы компания из Astana Hub. 

— Когда вы приняли решение перейти в Astana Hub?

— Однажды я прочитал новость в телеграмме, что в Нур-Султане (на тот момент Астана) на территории EXPO открывается новый технопарк для IT-стартапов. Мне стало интересно, начал изучать возможности. В Astana Hub очень хорошая программа налоговых преференций, она была нам понятна и привлекательна, так как мы уже почувствовали, сколько нужно платить налогов в разных странах. Мы, кстати, США сначала тоже рассматривали для релокации, но там налоговая политика очень тяжелая. Когда вы начинаете писать бизнес-план IT-стартапа и у вас появляется 40% налогов, в то время как в Казахстане это практически 0% — выбор совершается как бы сам собой. Преимущества Казахстана в этой части — вообще вне всяких конкуренций.

Нам также подошел регион центрального Казахстана — как точка размещения командного центра, так как он находится в комфортном часовом поясе и для работы с Азией и для работы с Европой. Кроме того, само расположение Astana Hub в новой части города с хорошей инфраструктурой не может не радовать. Много места, хорошие транспортные развязки. После Москвы, где дорога из офиса домой могла занять 3-4 часа в пятницу вечером — это имело очень большое значение. Думаю, это боль большинства больших городов. В общем, у Astana Hub отличная локация. Корпуса технопарка хорошо продуманы, дизайн рабочих пространств отличный. Это тоже имеет большое значение. Разработчикам приятно здесь работать.

Следует упомянуть, что рядом находится Назарбаев университет и IT-Университет — это дает дополнительные возможности решать эффективно задачи работы с кадровым резервом. Размещение международного финансового центра по соседству — это тоже положительный момент. Упрощается взаимодействие с различными венчурными фондами, а значит решение проблем с инвестициями.

— Расскажите о коммьюнити разработчиков компьютерной графики

— Это CG-SREDA. Мы стараемся объединять людей, которые интересуются компьютерной графикой и работают в этой отрасли. 

История такая — после того как мы стали участниками технопарка и достигли соглашения по созданию R&D-лаборатории виртуальной реальности, мы пригласили ведущих разработчиков из различных компаний и начали строить коммьюнити энтузиастов компьютерной графики. На первых встречах было 8 человек, потом 18. Сейчас в группах комьюнити порядка 400 человек.

Через это сообщество и центр разработки VARDIX мы осуществляем трансфер технологий между проектами. Стартапы делятся успешными гипотезами и рассказывают об ошибочных решениях. Многим специалистам помогаем найти работу, или проект для себя.

В общем, здесь идет активное взаимодействие бизнеса, разработчиков, студий, идей и проектов.

Мы работаем и с юными разработчиками. Для нас идеально — когда ребята приходят к нам со старшей школы, чтобы показать им направление. Если школьник любит играть в компьютерные игры, то мы показываем как можно на них и зарабатывать. А потом показываем, что можно применить эти технологии и к корпоративному сектору и делать проекты там. У ребят загораются глаза. Они начинают активно изучать это направление, а потом уже студентами возвращаются на работу в R&D-центр, где мы их учим создавать новые продукты и даем участвовать в реальных «боевых» проектах. Мы подыскиваем им варианты, соответствующие их навыкам и мечтам. На следующем этапе, если они захотят создать свой собственный проект, мы им также поможем по всем направлениям.

И это новый виток. Так мы развиваемся. И здесь есть все возможности для такого развития. Поэтому я стал таким активным приверженцем идей Astana Hub. Мне очень нравится этот технопарк, лучше не знаю по условиям. То, что сейчас делается в Астане — это великолепно.

Мы сидим здесь, за вами стена (указывает на стену малой переговорной Astana Hub), здесь все написано на английском, здесь миллиарды долларов, единороги. Это сразу заточка на мировой рынок, это очень сильно помогает в голове. Мы видим как сюда приходят инвестиции с запада, как вкладываются в местные команды и продукты.

— Кто клиенты проектов-резидентов лаборатории и какие продукты вы выпускаете? 

— Спектр программных платформ довольно широк и большинство наших клиентов не из Казахстана. В основном мы стараемся концентрироваться на работе с образовательными продуктами, в которых в той или иной степени применяются  технологии виртуальной реальности и компьютерной 3D-графики. Общая сеть дистрибьюторов покрывает более чем 30 стран. Все наши значимые проекты, которые развивались в Astana Hub, ушли на мировую продажу.

К примеру, платформа AcademiX3D — это работа с виртуальными пациентами. Проект применяется в медицинских университетах и колледжах, а также в центрах повышения компетенций. Аналогичный проект Pathology3D, который представляет из себя 3D конструктор патологических состояний: можно взять здоровый орган человека, изменить его, сделать патологическим. После того, как человек своими руками создает патологию, ему легче ее диагностировать.

Другой хороший пример — стартап Mechanicum, который предназначен для обучения технических специалистов и помощи в выполнении сервисных работ. Прекрасный проект для корпоративного сектора, который полностью сформировался в стенах Astana Hub, прошел здесь акселерацию и ушел на мировой рынок.

С ним была, кстати, интересная история — команда, которая его делала пришла в технопарк с совершенно с другим проектом. Но в процессе общения с другими участниками сообщества родились новые идеи и во время прохождения акселерации проект сделал крутой разворот, применил свои технологии в другой области и очень хорошо выстрелил. Сейчас этот проект помогает развиваться новому еще более амбициозному направлению.

Еще один пример — несмотря на пандемию, наша лаборатория привлекла большой медицинский проект с учредителями из Германии и России, которые тоже увидели здесь перспективы и массу возможностей по эффективной программной разработке.

Так что, как видите, направлений очень много. Сейчас стало сложнее перемещаться по миру, но наши проекты это не повлияло. Каналы интернета широкие, команды очень быстро наладили удаленную работу. Так что работы не только не остановились, а даже по некоторым направлениям ускорились . Появилось еще несколько крупных проектов и платформ, про которые пока не могу рассказывать.

— То есть вы — менеджер этих проектов?

— Можно сказать, что я цифровой продюсер, который занимается созданием компаний и IT-продуктов. Я хорошо понимаю, как можно технологические инновации превращать в реальные проекты и работающие платформы. Особенно если дело касается проектов в сфере компьютерной графики и виртуальной реальности. Когда приходят люди с идеями из этих областей, у меня обычно для них есть целый план, как это все можно реализовать.

Я в шутку говорю, что у меня одна обязанность — приходить поливать цветы в кабинете. И это не только цветы, которые растут у меня на рабочем столе. «Цветы» — это и проекты в том числе, которые нуждаются в определенной подпитке знаниями, технологиями, связями, экспертизой, инвестициями. Мы с коллегами и партнерами можем им в этом помочь. Можем дать что-то базовое — совет, направление, экспертизу, финансы, но расти они будут сами.

— Как вы зарабатываете, если у вас бесплатные консультации?

— Помогая компаниям в лаборатории, мы отдаем свои технологии за доли в этих же компаниях. Это честный обмен. Сначала мы предоставляем технологии, экспертизу, каналы продаж и инвестиции, поднимаем все рабочие процессы. А когда эти технологии «выстреливают», заключаются дополнительные соглашения и какая-то доля проекта может перейти в лабораторию. Его доходы начинают финансировать другие проекты и инвестиционные программы. И так по кругу. Это очень эффективная схема так как все участники заинтересованы в максимальном качестве продукта. Сам факт того, что в лаборатории появился новый стартап — уже некое клеймо качества, так как это означает, что проект прошел самую серьезную экспертизу со стороны технологий, каналов продаж и потребителей. Лаборатория стремится найти интересные проекты, которым потом помогает занять свою нишу на рынке.

Немного другая ситуация была с проектом Mechanicum, который был 100% проектом лаборатории. Но уже сейчас ситуация изменилась, так как пришли новые инвестиции и компетенции со стороны. Доля лаборатории размылась, но платформа Mechanicum в свою очередь стала центром притяжения для новых проектов и инвестиций в эти проекты. Там вообще очень много интересных идей возникает, скоро их анонсируем.

— Что можете сказать о налоговых преференциях? Что удалось сделать благодаря преференциям?

— Тема с налоговыми преференциями — это супер-идея. В начале интервью я говорил, что мы очень серьезно этот момент просчитывали. И мы очень позитивно оценили столь существенное снижение ставок по налогам для технологичных стартапов. Мы получили просто колоссальные возможности для развития. Эти меры помогли созданию новых компаний и проектов. Мы смогли разработать более качественные программные решения и создать направления, в которых большое количество специалистов нашло себе работу.

На самом деле парадокс заключается в том, что в абсолютных числах мы стали платить больше налогов. Получив через налоговые преференции большие возможности для инвестирования и развития мы эффективно использовали этот шанс и сильно выросли. И кратно растут все успешные проекты вокруг. Много проектов — значит много работы. И значит много специалистов трудоустраивается,  и, соответственно, больше выплачивается социальных налогов. И в этом наверное и заключается основной смысл этой программы. Государство, помогая стартапам через послабления в корпоративной части налогов, старается выращивать из них большие IT-компании, которые через свою деятельность и продажи за рубежом естественным образом возвращают в экономику страны все эти инвестиции. И это не может не радовать.

— Еще какие плюсы перемещения в Astana Hub вы можете назвать и почему вы бы посоветовали именно этот технопарк?

— Чем больше людей сюда приходит, тем выгоднее всем участникам коммьюнити Astana Hub. Чем больше качественных проектов приходит сюда, тем лучше. Эта ситуация, когда выигрывают все. Здесь возникает сильное и компетентное сообщество  разработчиков, участие в котором позволяет получать большое количество позитивных импульсов в развитии проектов. А подключение сюда специальных финансовых программ многократно усиливает этот эффект.

Люди, которые развивают Astana Hub, они много смотрят на западный опыт, на его успешные идеи и практики. Но не перенимают этот опыт под копирку, а делают что-то свое. Что-то совершенно уникальное. Поэтому мы верим —  здесь можно сделать передовой центр глобальной программной разработки, который будет создавать мировые проекты. Мы считаем, что Astana Hub — это очень правильный фундамент для IT-проектов. 

https://kapital.kz/business/90099/tsifrovoy-prodyuser-dlya-proryvnykh-idey.html

Автор: Исполнительная дирекция Палаты НК