Ухабистый разгон ЕАЭС.

Разместил: stanislav_izmaylov Размещено: 15 августа 2017 13:10 Категория: Новости казахстанской экономики Просмотров: 44

В Астане прошло заседание Евразийского Межправсовета. А значит, вместе собрались премьер-министры стран-участниц ЕАЭС — пожалуй, заседание можно назвать и подведением промежуточных итогов.

Известный экономист, глава консалтинговой компании «Алмагест» Айдархан Кусаинов рассказал, почему медленное решение некоторых вопросов в ЕАЭС не бьет по имиджу организации.

— ЕАЭС функционирует уже три года. Как бы вы охарактеризовали успехи организации и ее развитие: ползание по ухабам либо ровный стремительный разгон?

— Это ухабистый разгон, я бы так сказал. Процесс идет, польза от этого есть в нормальном экономическом понимании. Но на это накладываются ситуативные сложные факторы, в том числе политические, проблемы внутренней экономической политики каждой из стран.

— Попробуем перечислить некоторые проблемы. Навскидку — унификация тарифов, которая должна была ударить по некоторым отраслям промышленности. Что показывает практика, негативные прогнозы оправдываются, на ваш взгляд?

— Я считаю, что не оправдываются. Я еще раз хочу обратить внимание, что негатив, который есть в экономиках разных стран, относится как раз не к ЕАЭС, а к «индивидуальным» экономическим трудностям. Но критики цепляют их к ЕАЭС, что неверно. А сам по себе ЕАЭС демпфирует эти трудности, как раз их сглаживает.

— Если попытаться ситуацию описать коротко — все из-за перетягивания одеяла на себя в отстаивании национальных интересов?

— Да, это нормальный торг. Я уже не раз это утверждал — ЕАЭС — это не организм, а площадка, в которой находятся взаимовыгодные решения. ЕАЭС — это возможность для того, чтобы устроить пространство, и в этом его главное преимущество, это единое пространство. Но в сиюминутных вещах это очень жесткий торг по отстаиванию своих интересов.

— Президент Белоруссии Александр Лукашенко в начале года выразил недовольство, что Беларусь упала в товарообороте за 2015-16 годы на 60%. Более того, он отозвал некоторых специалистов из таможенных органов ЕАЭС. Какова ситуация с Казахстаном в организации и насколько она созвучна с белорусской ситуацией?

— Единственный момент, который я хочу подчеркнуть — ЕАЭС это большой пирог. Но это не значит, что при разделе большого пирога все будут уступать друг другу. Я считаю, что для Казахстана нет негативных аспектов, тем более сейчас, когда мы убрали валютный диспаритет и нормализовали монетарную политику. Весь 2014-2015 годы из-за неправильного паритета курса тенге к рублю мы, действительно, просто проигрывали. Это не вопрос к ЕАЭС. Мы были в болезненной ситуации, могли бы ее законсервировать, но, слава Богу, этого не было, мы оздоровились быстрее. Сейчас ЕАЭС помогает: у нас растет экспорт электроэнергии, растет грузооборот на железной дороге, растут грузоперевозки. Когда цены выровнялись, мы можем пользоваться и преимуществами. И восстановление экономического роста идет благодаря тому, что есть Таможенный союз и есть ЕАЭС. То есть мы привели паритет в нормальный вид, и у нас сразу появились выгоды.

— Сегодня казахстанский премьер Бакытжан Сагинтаев призвал не снижать темпы по налаживанию работы в ЕАЭС, особенно по некоторым вопросам — упоминались договор о судоходстве, договор о порядке и условиях устранения технических барьеров во взаимной торговле с третьими странами. Удивило то, что некоторые вопросы должны были решиться еще в 2015 году. То, что несколько запаздывает претворение идей в жизнь, бьет по имиджу организации?

— Нет, я не думаю, что это бьет по имиджу ЕАЭС. В объективной реальности за время существования ЕАЭС произошло много политических, экономических пертурбаций. Очень многое в мире изменилось. Поэтому то, что выходит из графика — это нормально. Когда создавался ЕАЭС, всех этих историй с потрясениями геополитическими не было. Можно считать, что появились форс-мажорные обстоятельства, поэтому планы по ЕАЭС сдвигаются. Но это никак не бьет по имиджу, это просто форс-мажор.

— О каких форс-мажорных ситуациях речь?

— Когда ЕАЭС начал работать, мы обо всем договорились. Бах! Влетели санкции против России. Начались какие-то схемы с белорусскими креветками. Началось ужесточение некоторых таможенных вещей. Сейчас следующая волна санкций. Потом были совершенно непонятные вещи в российско-украинских отношениях. Естественно, мы в ЕАЭС от этого всего зависим. Понятно, что как для России это были форс-мажоры, так и для всего мира. И это не только для ЕАЭС. Я хочу подчеркнуть, эти геополитические форс-мажоры влияют и на Европейский союз, в том числе на их экономику и внешнюю торговлю.

Источником материалов является https://ru.sputniknews.kz

Кто онлайн