У Казахстана есть шанс занять лидирующее место в горнодобывающем секторе

Разместил: aizhan_pnk Размещено: 27 июня 2018 09:27 Категория: Новости казахстанской экономики Просмотров: 88

Ключевые факторы назвал Джеймс Метчер, Партнер и Глобальный руководитель EY в области робототехнической автоматизации процессов и производств в ГМК (Южная Африка)

Как роботизация меняет мировой горнодобывающий сектор, какие компании станут глобальными лидерами и каковы шансы Казахстана на международном рынке — об этом корреспонденту центра деловой информации Kapital.kz в эксклюзивном интервью рассказал Джеймс Метчер, Партнер и Глобальный руководитель EY в области робототехнической автоматизации процессов и производств в ГМК (Южная Африка).

82abd85ecb0e4c6a161c385694f.jpg

Джеймс Метчер приехал в Астану в составе делегации EY для участия в 25-м Всемирном горном конгрессе. Компания EY выступила интеллектуальным партнером мероприятия, организовав однодневную сессию «Мировой бизнес». На Пленарном заседании конгресса Джеймс Метчер рассказал о цифровой эффективности в горнодобывающем секторе.

— Во время сессии «Мировой бизнес» вы говорили о роботизации горнорудных предприятий. Помимо этого, какие глобальные тренды в отрасли вы можете выделить?

— В глобальном горнодобывающем секторе происходит крупная, всеобъемлющая трансформация устаревших операционных методов и механизмов в эффективные и основанные на цифровых технологиях. В основе лежат два ключевых фактора: во-первых, устойчивое снижение цен сырьевых товаров в последние годы и, во-вторых, последовательное уменьшение капиталоотдачи, производительности труда и производительности активов за прошедшее десятилетие. Так, например, производительность труда в Южно-Африканской Республике упала на 35% к уровню 2007 года, капиталоотдача в Австралии — почти на 40% к началу 2000-х, и это лишь некоторые примеры явлений, наблюдаемых в разных регионах.

Горнодобывающие компании внедряют цифровые технологии и механизмы для преодоления указанных вызовов в области ценообразования и производительности на основе получения преимуществ благодаря использованию различных методов. Один из них заключается в интеграции операционной технологии (ОТ) с информационной технологией (ИТ), обеспечивающей вертикальную и горизонтальную интеграцию всей цепочки создания добавленной стоимости, благодаря чему формируется гибкая структура, позволяющая быстро реагировать на снижение производительности и оптимизировать факторы эффективности. Вторым большим преимуществом является способность компаний реагировать на изменения макроэкономических условий. К горнодобывающим предприятиям предъявляется требование оперативно адаптироваться в соответствии с экономическими факторами, поскольку существующий на рынке спрос на новые цифровые товары меняет спрос на металлы и минералы. Шахты должны радикально изменить распределение ресурсов с тем, чтобы иметь возможность оперативно использовать новые возможности. Достижение этой цели возможно исключительно благодаря внедрению цифровых инфраструктурных и операционных механизмов. Компании, сумевшие успешно внедрить цифровые технологии, станут глобальными лидерами, а те, кому это не удастся, будут стремительно отставать, бороться за сохранение места на рынке и поддержание рентабельности.

— Что сейчас надо делать горнорудным компаниям, чтобы быть конкурентоспособными?

— Один из основных вызовов, с которыми сейчас сталкиваются организации, сводится к тому, как эффективно внедрить цифровые технологии. В недавно подготовленном EY отчете Top 10 business risks facing mining companies for 2017−18 («Десять основных бизнес-рисков для горнодобывающих компаний в 2017—2018 годах») цифровая эффективность отнесена к главному риску. Притом что практически во всех компаниях идет процесс обновления цифровых программ, в их отношении актуальными остаются вызовы, связанные с выполнением ранее данного обещания об ожидаемом создании добавленной стоимости, в результате чего возникает цифровой барьер (Digital Disconnect). Цифровой барьер образуется в силу разных причин и может иметь различную форму, но среди его причин можно выделить несколько общих и основных. Во-первых, мы видим существенный барьер и отсутствие координации между бизнес-стратегиями и стратегиями цифровизации. Во многих организациях стратегия цифровизации формируется на основе знаний и представлений о цифровых технологиях, определяемых директором по цифровым технологиям, при этом основное внимание уделяется собственно информационным технологиям в отрыве от бизнес-стратегии и факторов, влияющих на ее выполнение. Данный сценарий означает, что, несмотря на техническую успешность внедрения цифровых технологий, их фактическое применение в бизнесе не является оптимальным, что ограничивает получение добавленной стоимости. Цифровые технологии должны разрабатываться на основе тесного сотрудничества специалистов по ИТ и операционным процессам и согласовываться с целями и стратегиями бизнеса.

Вторым фактором, ведущим к образованию цифрового барьера, является индивидуальное внедрение программ для отдельных кейсов, а не для последовательности взаимосвязанных кейсов, составляющих цепочку создания добавленной стоимости, что позволяет увеличить формирование добавленной стоимости на основе последовательного накапливания отдельных преимуществ. Создание добавленной стоимости в одном из звеньев цепочки формирования добавленной стоимости не принесет выгоды, если указанная добавленная стоимость будет утрачена ввиду низкой эффективности последующих процессов. Несмотря на рекомендацию начинать с отдельных кейсов и вести дальнейшее развитие на их основе, указанное развитие должно происходить в соответствии с единым планом, направленным на последующую интеграцию цифровых процессов и создание добавленной стоимости на единой основе.

— Можете ли вы привести пример такой цепочки добавленной стоимости: как она выглядит в реальной жизни?

— Большинство инициатив цифровизации началось в забое подземной выработки с механизации и цифровизации оборудования: от проходческих и очистных комбайнов до автономных транспортных средств. В течение многих лет данная работа велась в виде отдельных, не связанных между собой проектов. Современная интеграция стоит перед задачей координации цифровых инициатив в таких областях, как цепочка поставок (ускорение заказа и распределения товаров на основе цифровых технологий, поддержание оптимального уровня товарно-материальных запасов), управление персоналом (цифровые программы обучения, оптимизация и мониторинг персонала, интеграция с предиктивными циклами обслуживания в целях оптимального планирования занятости), охрана труда и производственная безопасность (интеграция разнообразных систем и технологий интернета вещей для снижения количества происшествий), проектирование шахт (совершенствование характеристики руды на основе полной оцифровки рудных тел), работа бэк-офиса (высокоинтегрированные и эффективные центральные функции на основе роботизации процессов). Обеспечение непрерывного обмена информацией между взаимосвязанными операционными предметными областями означает, что каждая область сможет работать с большей эффективностью и создавать агрегированную добавленную стоимость, будь то снижение затрат или генерация доходов.

— Есть ли расчеты, насколько цифровизация поможет сократить расходы и увеличить прибыль горнорудных компаний?

— В настоящее время мы наблюдаем, как цифровизация влияет на две стороны спектра: во-первых, способность к повышению производительности и рентабельности и, во-вторых, — к увеличению производства и доходов на основе оптимизации цен.

Отдача цифровых мероприятий, которые проводились на начальном этапе, сильно отличалась в зависимости от кейса и организации, но в большинстве случаев, несмотря на выполнение поставленных задач, полученные преимущества, как правило, оказывались довольно скромными: окупаемость инвестиций занимала от 12 до 24 месяцев, рост производительности составлял менее 10%. В связи с тем, что цифровизация горнодобывающего сектора находится на начальном этапе, отсутствует достаточный объем данных для оценки совокупного эффекта с надлежащей точностью, но при этом наблюдаются весьма многообещающие ранние признаки. При внедрении роботизированных процессов, связывающих бэк-офис с операционной средой, коэффициент чистой окупаемости инвестиций, как правило, составляет от 200% до 300% в течение первого года при увеличении скорости заключения сделок и сокращении доли ошибок.

В других секторах, например, обрабатывающем, в которых отраслевые тренды 4.0 проявились более рельефно, можно увидеть значительные преимущества за счет интеграции отдельных цифровых проектов в единую цепочку процессов, в результате чего некоторые компании добились роста производительности, выраженного двумя цифрами, снижения расходов на товарно-материальные запасы до 30%, а интеграция производственного планирования и предиктивного технического обслуживания сократила срок остановки оборудования для технического обслуживания на 15−35%.

Сейчас в горнодобывающем секторе внедряются аналогичные принципы и подходы, так что в целом мы ожидаем сопоставимое увеличение рентабельности и получение преимуществ, которые наблюдались в обрабатывающем секторе в последние 20 лет.

— Интересен ли Казахстан для международных инвесторов?

— В настоящее время горнодобывающий сектор Казахстана располагает огромным потенциалом. Он характеризуется выгодным географическим положением в непосредственной близости от нескольких крупнейших экономик. Казахстан обладает значительными объемами легкоизвлекаемых полезных ископаемых. Плотность населения небольшая, так что ограничения разработки полезных ископаемых в этой области отсутствуют. Правительство Казахстана и совершенствуемое законодательство оказывают прямую поддержку данному сектору.

Вместе с тем горнодобывающий сектор не может развиваться в отрыве от остальной экономики, что обуславливает укрепление финансовой системы, арбитражного судопроизводства, социально-экономической и политической обстановки, а это, в свою очередь, выводит Казахстан на одно из ведущих мест в списке инвестиционно привлекательных стран. Наступило время, в течение которого Казахстан может воспользоваться выгодным сочетанием перечисленных факторов для создания высококонкурентного горнодобывающего сектора и выдвижения на одно из лидирующих мест в международном горнодобывающем секторе.

Тот факт, что Всемирный горный конгресс впервые прошел в Казахстане, имеет большое значение и говорит о значимости горнодобывающего сектора для национальной экономики. Особенно приятно отметить высокий профессионализм участников конгресса из многочисленных стран. Тематика дискуссий и прошедшие переговоры способствовали обмену знаниями и опытом, установлению новых связей. В работе конгресса участвовало большое количество компаний. Проведенный в г. Астане конгресс станет примером для следующих стран-организаторов.

https://kapital.kz/economic/70218/u-kazahstana-est-shans-zanyat-lidiruyucshee-mesto-v-gornodobyvayucshem-sektore.html


Поделиться ссылкой: # # # # # # # # # # # #
Кто онлайн