Прогноз Нацбанка РК на пятилетку: все будет хорошо, если не будет плохо.

Разместил: stanislav_izmaylov Размещено: 29 августа 2017 15:42 Категория: Новости казахстанской экономики Просмотров: 50

Глава национального банка Казахстана Данияр Акишев во вторник пообещал правительству сохранить инфляцию в пределах целевых границ, относительно же последующего курса тенге смог пообещать только, что он будет «реальным».

Меня лично в речах наших чиновников всегда пугают две вещи. Первая из них — это когда они начинают ссылаться на чьи-то интересы, ожидания и чаянья. Вторая — это когда наши чиновники употребляют слово «реально» во всех его возможных производных.

Что касается интересов и чаяний, то в представленном на заседании правительстве прогнозе социально-экономического развития страны на ближайшую пятилетку (до 2022 года включительно) Нацбанк решил опираться не только на чаянья экспортеров, но и на ожидания населения. Они не всегда совпадают, более того, зачастую диаметрально друг другу противоположны, ибо чаянья одних находятся в долларовой зоне, а ожидания других подкрепляются тенговой массой, но уже за попытку — спасибо. Итак...

«Оценки национального банка в отношении будущей инфляции и оценка инфляционных ожиданий населения демонстрируют, что при отсутствии неблагоприятных шоков инфляция будет устойчиво находиться в пределах целевых границ», — заявил Данияр Акишев.

Перед этим из слайдов стало известно, что Национальным банком сохранен целевой коридор годовой инфляции в пределах 5,0-7,0% в 2018 году, 4,0-6,0% в 2019 году, с последующим снижением до 3,0-4,0% в 2020-2022 годах. Вот это последующее понижение в «...дцатых» годах заставило вспомнить обращение спикера мажилиса Нурлана Нигматулина к одному из чиновников: дескать, прогнозировать лет на десять вперед вы можете все, что угодно, ибо не факт, что по истечении этого срока отвечать за эти прогнозы придется именно вам.

Доллар не рубль, чтобы не всем нравиться

Что касается общей политики Национального банка, то она, по заверениям Данияра Акишева, будет содействовать мерам правительства в достижении целевых параметров экономического роста.

«В частности, процентная политика будет направлена на поддержание базовой ставки в реальном выражении на уровне, сопоставимом с долгосрочными потенциальными темпами экономического роста, то есть не выше 4%, — уточнил глава Нацбанка. — Такая политика обеспечит поддержание реального курса тенге, во-первых, обеспечивающего сохранение ценовой конкурентоспособности отечественных производителей, во-вторых, обеспечение доступности кредитных ресурсов для нефинансового сектора экономики», — добавил он.

После этого «реального» объяснения можно было не спрашивать, что будет дальше с обменным курсом: конкурентоспособность отечественного производителя в настоящее время обеспечивается в основном ослаблением национальной валюты. Весь вопрос только в том, резкими или плавными будут эти ослабления.

«Динамика курса тенге будет определяться на основе фундаментальных факторов, состояния платежного баланса, мировых цен на нефть и курса валют в странах — торговых партнерах, что позволит избегать дисбаланса и обеспечить конкурентоспособность экономики», — дал Акишев понять, что для понимания дальнейшей судьбы тенге надо поглядывать на российский рубль.

А рубль в последнее время переживает далеко не лучшие времена и нравится далеко не всем и не так, как во времена Петра Аркадьевича Столыпина. Означает ли это, что нам надо ожидать ослабления тенге после Экспо? У главы Нацбанка нашлась «ложка меда» по этому поводу. «Значительное улучшение показателей платежного баланса в первом полугодии 2017 года снижает дальнейшие риски для курсовой политики при условии стабильности мировых цен на позиции казахстанского экспорта», — заявил он.

Оно замечательно, конечно, но если даже при нынешнем значительно улучшенном платежном балансе доллар в обменниках Астаны потихоньку прокладывает курс за высоту в 335 тенге, то где этот коридор окажется в случае значительного ухудшения платежного баланса? И чего делать обывателю: внять призывам партии и правительства — и продолжать дедолларизировать свои накопления, или прямо сейчас пойти в обменник, пока баланс не улучшился до упора?

Нефть просчитали по 45 долларов

Ответа на последний вопрос на самом заседании правительства не прозвучало. Зато было обещано, что на финансовом рынке будет реализована программа поддержки финансовой устойчивости банковского сектора, которая принята правлением национального банка. Она, напомним, предусматривает вливание в капитал крупных банков в виде предоставления субординированного долга на возвратной основе.

«Эти деньги пойдут в капитал банков, потому что ограниченность капитала банков является значимым фактором, сдерживающим предложение кредита, несмотря на существующую избыточную ликвидность», — пояснил Акишев. По его словам, в результате в течение ближайших пяти лет объем неработающих займов банков по оценке сократится на сумму более триллиона тенге. Это усилит финансовую стабильность и устойчивость банковской системы, а также обеспечит прирост выдачи новых займов в приоритетные отрасли в размере не менее 300 миллиардов тенге ежегодно.

Сама же экономика в зависимости от изменений внутренних и внешних параметров будет, по мнению экономическо-финансового блока правительства, развиваться по трем сценариям. Оптимистический сценарий предполагает рост цены на нефть до 55 долларов за баррель в 2018-2022 годах, по пессимистическому сценарию цена на нефть снизится до 35 долларов за баррель. За основу же формирования прогноза социально-экономического развития на 2018-2022 годы и бюджетных параметров на 2018-2020 годы взят базовый сценарий при консервативной цене на нефть — 45 долларов (к моменту написания материала она незначительно превышала 52 доллара).

Реальный рост ВВП при этом прогнозируется на уровне 3,1% в 2018 году с последующим ростом до 4,2% в 2022 году. Среднегодовой темп роста ВВП на предстоящий пятилетний период составит 3,7%. Номинальный ВВП вырастет с 55 триллионов 906,2 миллиарда тенге в 2018 году до 75 триллионов 875,4 миллиарда тенге в 2022 году. ВВП на душу населения составит 9 тысяч долларов в 2018 году, с увеличением до 11,7 тысячи долларов в 2022 году. Ну, разумеется, если дедолларизация не доберется к тому времени и до этого показателя, и он не будет переведен в тенге.


Источником материалов является https://ru.sputniknews.kz/economy

Кто онлайн