О расширении, свободной торговле и юбилее ШОС

Разместил: stanislav_izmaylov Размещено: 11 ноября 2016 09:53 Категория: Новости казахстанской экономики Просмотров: 32

На прошлой неделе в Бишкеке в государственной резиденции «Ала-Арча» прошло юбилейное заседание Совета глав правительств стран — участниц Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Генеральный секретарь организации Рашид Алимов предложил «сверить часы» по основным вопросам повестки. Чем запомнилось это юбилейное заседание и как за эти годы изменился образ ШОС, «Капитал.kz» обсудил с Дмитрием Поповым, к.ю.н., руководителем Уральского регионального информационно-аналитического центра РИСИ (Екатеринбург).

— Дмитрий, на прошлой неделе прошло заседание Совета глав правительств государств — членов ШОС. Как вы могли бы оценить его итоги? Были ли предложены какие-то реальные шаги для дальнейшего развития ШОС?

— Для меня центральным стало выступление российского премьера Дмитрия Медведева и его стратегическое предложение, касающееся формирования т.н. «Большой Евразии». Прокомментировать его можно следующим образом. Приходится констатировать, что на наших глазах происходят кардинальные изменения в мировой экономической политике. Соединенные Штаты предпринимают настойчивые попытки создать эксклюзивные торговые мегапартнерства на Западе и на Востоке. Речь идет о Трансатлантическом торговом и инвестиционном партнерстве (ТТИП) и Транстихоокеанском партнерстве (ТТП). В этих объединениях нет места большинству постсоветских стран и Китаю, а по своим масштабам и функциям они вполне могут подменить глобальную регулирующую роль ВТО.

В качестве альтернативы «партнерствам» Дмитрий Медведев призвал подумать над координацией работы крупнейших интеграционных объединений, существующих в Евразии, — ЕАЭС, ШОС и АСЕАН. Ранее российский премьер говорил о готовности правительства РФ начать консультации между названными структурами по таким конкретным вопросам, как технические стандарты, типовые процедуры движения товаров через границу и т. д.

— На заседании и.о. премьер-министра Кыргызстана Сооронбай Жээнбеков призвал к необходимости разработки комплексного плана экономического сотрудничества ШОС и Евразийского экономического союза. Как вы считаете, есть ли необходимость этого сотрудничества?

— Необходимость такого сотрудничества есть, поскольку интересы и функции ЕАЭС и «экономического блока» ШОС пересекаются по большому числу аспектов. Правда, нужно быть реалистами и честно сказать, что за конкретными проектами в рамках ШОС, как правило, стоит Китай, а движущей силой евразийских инициатив выступает Россия. Прикладные хозяйственные задачи Москвы и Пекина в регионе далеко не во всем совпадают. Вместе с тем есть и темы, представляющие для сторон взаимный интерес — увеличение расчетов в национальных валютах, ряд обоюдовыгодных инфраструктурных проектов и т. д. Такие цели, в принципе, могли бы лечь в основу плана, предложенного правительством Кыргызстана.

— Какие трудности все еще стоят перед ШОС в настоящее время?

— Многие внутренние противоречия, возникающие в процессе работы ШОС, связаны с тем, что ее участники находятся в постоянном поиске оптимального баланса между решением вопросов безопасности и экономики. Россия, скажем, традиционно рассматривает ШОС, прежде всего, как организацию безопасности и стремится развивать в ее рамках именно это направление, тогда как Китай выступает за усиление еще и экономического компонента. Москва и часть стран Центральной Азии такой «экономический компонент» развивают обособленно — через евразийскую интеграцию. Как итог, многие предложения Пекина, выдвинутые в рамках ШОС (например, о внедрении ЗСТ, Банка ШОС и др.), дублируют или накладываются на уже реализованные в ЕАЭС механизмы (Таможенный союз, Евразийский банк развития и т. д.). Более того, Китай не так давно инициировал собственный интеграционный проект под названием Экономический пояс Шелкового пути. И сейчас стоит задача по координации уже трех параллельных экономических конструкций в одном регионе.

Испытывает ШОС и трудности роста. Новые страны, стремящиеся в организацию, будут не только укреплять престиж объединения, но и привносить в его повестку новые проблемы и противоречия, как, можно ожидать, в случае с Индией и Пакистаном. Это, кстати, одна из причин того, что государства-учредители ШОС достаточно долгое время воздерживались от расширения состава организации.

Наконец, ключевой проблемой для ШОС будет оставаться Афганистан. Члены ШОС заинтересованы в политической и экономической стабилизации этой страны, но она де-факто находится под внешней оккупацией. При этом Вашингтон и НАТО, мягко говоря, скептически относятся к взаимодействию с ШОС на афганском направлении и преследуют там во многом противоположные цели.

— Кстати о вопросе расширения ШОС. Каковы перспективы появления новых участников?

— На повестке дня стоит завершение процедур вступления в ШОС Индии и Пакистана. Также инициативу, как стало известно, проявляет Афганистан, который сейчас является наблюдателем в ШОС. На заседании в Бишкеке главное исполнительное лицо ИРА Абдулла Абдулла обратился с просьбой к государствам ШОС поддержать стремление Кабула «стать ее полноценным участником». Хорошие перспективы есть у Ирана. С него сняты международные санкции, которые многие годы препятствовали вхождению в организацию. И если в отношении Афганистана с его большим количеством внутренних проблем и сохраняющимся западным влиянием на Кабул, участники ШОС будут, скорее всего, проявлять осторожность, то членство Ирана значительно повысит авторитет объединения на Ближнем и Среднем Востоке.

Наконец, помимо членства в ШОС хорошо развиты так называемые «гибкие схемы участия». Постоянно расширяется число стран-наблюдателей и партнеров по диалогу ШОС, выстраиваются отношения с крупными международными организациями. Причем география этих контактов уже давно вышла за пределы Азии и охватывает, скажем, Кавказ, Северную Африку и Восточную Европу.

— В очередной раз участники подняли вопрос создания зоны свободной торговли. Почему, как вы считаете, этот вопрос все еще не решен?

— Китайская сторона впервые выступила с предложением создать ЗСТ в рамках ШОС еще в 2002—2003 гг., то есть практически сразу после учреждения организации. С тех пор этот вопрос в ШОС обсуждается именно по инициативе Пекина. Официально Россия не исключает в перспективе возможность создания ЗСТ с Китаем при детальном изучении всех вопросов. Но на практике эксперты понимают, что открытие российского рынка для конкурентных и недорогих китайских товаров может привести к подрыву целых отраслей экономики. Поэтому спешить с созданием такой зоны Россия, на мой взгляд, не должна, и в ближайшем будущем не будет. К тому же теперь эта тема касается не только Москвы, но и ее партнеров по ЕАЭС. Многие из них, включая, насколько можно судить, Казахстан, также не склонны «раскрываться» перед КНР, реально оценивая потенциалы своей и китайской экономики.

— Как вы считаете, за эти годы изменился ли сам облик ШОС?

— Прежде всего, позвольте поздравить ШОС с 15-летним юбилеем. Организация, по сути, начинала как клуб для обсуждения пограничных проблем, оставшихся в наследство от советско-китайских отношений. Затем она получила свой небольшой бюджет и секретариат, нормативно-правовую базу и стала функционировать как постоянная международная структура, укрепляясь и развиваясь из года в год. Теперь это серьезная, разветвленная и уважаемая в мире международная организация, фактор мировой политики. Она привлекательна для новых стран. Однако, что важно, ШОС не изменила собственной «международной философии» (т.н. «шанхайскому духу») и по-прежнему нацелена на формирование многополярного миропорядка, альтернативного западной гегемонии в международных делах