Им недовольны специалисты, так как изменений практически нет. Но отступать уже некуда. Документ необходимо было срочно принять, и его приняли. С 1 января казахстанцы должны будут пополнять казну именно по этому документу.

Для чего нужен новый Налоговый кодекс?

В начале года глава государства Нурсултан Назарбаев дал чёткое поручение: создать новый Налоговый кодекс. По мнению Президента, действующий "кто-то создал с вражеской целью".

"Сегодня предприниматели зачастую необоснованно находятся в орбите уголовного преследования. Сколько мы ни говорим "гуманизация", к экономике и бизнесу другой подход должен быть, надо бить штрафами и так далее. Нет, продолжается. Это скрытый рэкет по отношению к бизнесменам. Напугать, завести уголовное дело, потом он бегает, и готов, на что хочешь. Кто это сделал из правоохранительных органов? Он не должен оставаться на работе. Почему девять тысяч дел, которые завели, оказались напрасными? Мешает сложность работы налогового законодательства. К примеру, только по НДС налогоплательщику нужно знать 82 статьи Налогового кодекса. В свою очередь эти статьи имеют 268 ссылок, из которых 206 имеют дальнейшие ссылки. Какие вы условия создали? Вы просто работаете против правительства. Кто в этом разберётся?" – заявил Нурсултан Назарбаев 3 февраля на расширенном заседании Правительства и попросил упростить документ, сделать его понятным для всех граждан.

Разработчики кодекса в лице Министерства национальной экономики РК принялись за работу. К презентации нового документа готовились почти полгода. Были рабочие группы, совещания, споры, внесение изменений. И вот спустя полгода, уже в сентябре, проект Налогового кодекса представили в Мажилисе Парламенте РК. Его тут же все раскритиковали. И депутаты, и эксперты.

"Это просто тихий ужас! Задача стоит – упростить. Нет, на 263 ссылки больше, чем в действующем Налоговом кодексе! И не надо, Тимур Муратович, с высоких трибун стоять и говорить, что мы выполнили задачу. Вы, наоборот, делаете всё как раз наоборот. Вы его усложнили, поэтому до второго чтения нам нужно поработать над этим, в первую очередь вам как разработчику вместе с депутатами", – обратился спикер Мажилиса Парламента Нурлан Нигматулин к министру национальной экономики РК Тимуру Сулейменову.

После жарких споров и обсуждений нижняя палата Парламента всё же одобрила документ. И он отправился в Сенат. Там проекту Налогового кодекса также пришлось не сладко. Порция критики от сенаторов была закреплена новыми поправками и отправкой на доработку. Мажилисмены с мнением коллег верхней палаты согласились и приняли замечания. Только после этого документ попал на стол Президенту. Накануне 25 декабря глава государства подписал документ.

Почему новый Налоговый кодекс – не новый?

Это, пожалуй, главная претензия к документу. Некоторые специалисты не увидели принципиальной разницы между старым и новым Налоговым кодексом.

Рахим Ошакбаев

Рахим Ошакбаев

"Самая хорошая новость в отношении нового Налогового кодекса – в нём нет ничего существенно нового. Он сохраняет действующие специальные режимы для малого и среднего бизнеса, он сохраняет действующий порог по НДС, который был в 2017 году в 30 тысяч МРП, ничего концептуального система налогообложения не вносит. Поручение Президента по созданию кодекса, который должен был быть простым, понятным, к сожалению, не удалось выполнить. То есть он стал ещё более запутанным, как говорят депутаты. Огромное количество ссылок. И самое главное, он нашпигован новыми льготами. Несмотря на то, что Президент поручал сократить неэффективные льготы. Да, в кодексе сокращены мелкие льготы для игорного бизнеса, но широкими жестами созданы льготы для финансового сектора, для других отраслей. Позитивная вещь, которую можно было бы приветствовать в этом кодексе – это то, что срок исковой давности сокращается с пяти лет до трёх, но эту меру заложили как небольшой пряник, который только с 2020 года будет работать", - считает директор центра прикладных исследований Рахим Ошакбаев.

Другой эксперт по налогам, принимавший непосредственное участие в рабочих группах, Мухтар Тайжан также разочарован в документе, так как основную проблему он не решает. По мнению общественника, сейчас в стране "давить" на бизнес можно с помощью НДС, и он ратовал за то, чтобы этот налог вообще убрали.

Мухтар Тайжан

Мухтар Тайжан

"Концептуальных изменений нет в Налоговом кодексе. Я, когда ехал (на заседания в рабочую группу. - Авт.), хотел, чтобы вообще не стало НДС как налога. Потому что где-то 40% собираемого в стране НДС идёт на возмещение крупным экспортёрам. Около триллиона 100 миллиардов в стране ежегодно собирается НДС, из них около 500 миллиардов идёт на возмещение крупным экспортёрам. Другими словами, это дотация малого бизнеса крупному. Получается, в бюджете остаётся 600 млрд тенге. 600 млрд – это много или мало для бюджета? Посмотрите, банкам в этом году мы помогли на сумму более трёх триллионов тенге. А если мы освободим экономику от НДС – бюджет потеряет всего лишь 600 млрд. Давайте, мы банкам не будем помогать, у нас в бюджете останется три триллиона, но зато мы можем всю экономику освободить от такого налога, как НДС – и это отразится очень хорошо на бизнесе. Причём я разговаривал с экспортёрами, они не возражают против такой схемы. Вся экономика освободится от этого налога. Почему этот налог так важен для наших фискалов? Потому что это самый коварный налог для бизнеса. Я сам 15 лет в бизнесе. Ты можешь заплатить этот налог и быть спокоен, а цепочка у этого НДС в 5-6 звене может порваться (один из последующих налогоплательщиков оказался недобросовестным) – и всё, тебе приходят доначисления. Если сравнить с КПН, с подоходным налогом, то самый коварный налог – это НДС. Заплатив его, ты не можешь быть уверен, что он заплачен, что он к тебе не вернётся в виде доначислений", – считает экономист Мухтар Тайжан.

Не заметил существенных изменений и финансовый директор Global Development Берик Тогамбаев.

Берик Тогамбев

Берик Тогамбев

"Глобально ставки никакие не уменьшились, не увеличились: соответственно, соцналог у нас уменьшился с 11 до 9,5%. Если говорить о совокупном налоге, то процентная ставка сохранилась, просто размазалась между двумя видами платежей – ОСМС и соцналогом. В новом НК мне понравилось, что раньше при чтении Налогового кодекса ссылались на другие статьи, сейчас же постарались это всё сгруппировать, что даёт бухгалтерам удобства для работы. По сути, ничего не изменилось, он остался таким же, ставки не поменялись, подход не поменялся, немного изменился дизайн. Общая часть стала более расширенной, более детальной и всё. А так сказать, что что-то кардинально поменяет нашу работу, улучшит или ухудшит её – я не заметил. Ну из минусов: так же остались серые зоны, которые имеют двойную трактовку. Но, думаю, в ближайшее время всё общество бухгалтерское будет это дорабатывать. Мне в глаза бросилась тенденция к всеобщему декларированию. Соответственно, эти абзацы в Налоговом кодексе более детально расписаны", – считает Берик Тогамбаев.

Что всё-таки изменили?

Изменили не много, но изменения всё же есть. Итак, по пунктам.

  1. Налоговые режимы. К действующим налоговым режимам добавился ещё один – с использованием фиксированного вычета (с учётом доходов и расходов). Бизнесмены сами смогут выбрать, какой им использовать выгоднее. А ставку для индивидуальных предпринимателей, работающих по патенту, снизили с 2 до 1%.
  2. Фонд оплаты труда. Социальный налог снизился с 11 до 9,5%. Ровно на 1,5% – равнозначно взносам в фонд ОСМС.
  3. Льготы. Новый Налоговый кодекс предоставляет льготы недропользователям, участникам СЭЗ.
  4. Администрирование. Количество оснований для проверок сократили с 32 до 14. А с 2020 года срок исковой давности вместо 5 лет будет 3 года.
  5. Штрафы. По планам разработчиков, новый Налоговый кодекс будет трактоваться в спорных моментах в пользу налогоплательщиков.
  6. Поправки. Вносить в НК поправки можно, но не чаще одного раза в год.

Надо отметить, что в разработке кодекса активное участие приняли некоторые представители бизнес-структур и некоторым всё-таки удалось отстоять свои позиции.

Дана Аманбекова

Дана Аманбекова

"Мы, будучи крупным налогоплательщиком, участвовали в процессе разработки нового Налогового кодекса посредством внесения предложений по изменениям в некоторые положения Налогового кодекса. Предложенные нами изменения носят, скорее, уточняющий характер. Не все, но большинство правок были приняты государственными органами. Хотелось бы отметить открытость участников рабочей группы для конструктивного обсуждения предложенных изменений. Были опасения по отмене льготы по дивидендам, о которой заявлял министр нацэкономики, но они не подтвердились. В целом, несмотря на то, что, по-нашему мнению, в совокупности все изменения не тянут на новый налоговый закон и была возможность подойти к разработке более комплексно (не точечно), мы поддерживаем данную работу государственных органов, направленную на улучшение налогового законодательства, а также надеемся, что этот процесс будет продолжаться и в будущем", – рассказывает Дана Аманбекова, начальник отдела казначейства ТОО "КарТел".

Экономист Мухтар Тайжан считает, что Национальной палате предпринимателей при обсуждении кодекса удалось добиться хорошего результата. Однако специалист возмущён тем, что снижение срока исковой давности заработает только с 2020 года.

"Атамекен" добился хороших вещей, например, что все неясности, неопределённости трактуются в пользу налогоплательщика. Излишне объяснять, насколько противоречивым был этот кодекс, и этим пользовались налоговики. Были жаркие баталии, я тоже за это выступил. Я ожидал, что "Атамекен" будет активнее, снижение срока исковой давности раньше вступит, но получилось так, как получилось. Я думал, что этот Налоговый кодекс будет ключом к экономическим реформам, нам нужны реформы. Отсюда и судебную систему сделать независимой. Я считаю, что можно было сделать Налоговый кодекс намного лучше и в следующем году надо продолжать его реформировать, уже менять ставки налогов, посмотреть на НДС хорошенько", – говорит Мухтар Тайжан.

Главные недостатки Налогового кодекса

В этом вопросе у каждого специалиста своё мнение. Однако большинство считают очень высокой нагрузку на фонд оплаты труда. Пока она остаётся 40%, но к 2025 году, по расчётам, дорастёт до 42%. Кроме того, сейчас эти самые 40% удаётся сдерживать за счёт социального налога, который уменьшили на 1,5%. На сумму, равнозначную взносам в фонд ОСМС.

"Естественно, никто не будет платить такие налоги, опять все уйдут в конверты, в нал и серую экономику. Это настолько очевидные вещи, понимают все, но почему-то не предпринимаются меры. Начисления по ОСМС будут увеличиваться по нарастающей. И потом тот налог, который они собираются снижать – социальный налог – это значит, будет дырка в местных бюджетах А кто эту дырку в местных бюджетах будет закрывать? Это те вопросы, которые все знают, но ответа нет", – возмущается общественник Мухтар Тайжан.

По мнению экономиста Рахима Ошакбаева, новый Налоговый кодекс не решает фундаментальные проблемы, которые в настоящий момент стоят перед налоговой системой. В первую очередь речь идёт о дисбаланс налоговых режимов, создающих предпосылки для того, чтобы частный сектор дробился, использовал более благоприятные режимы.

"Наш центр "Талап" вносил в Министерство экономики на стадии разработки пять концептуальных предложений по реформированию налоговой системы, в том числе по сокращению количества налогов с 14 до 7, по перераспределению налогов с увеличением доходной части региональных бюджетов, по сведению всех налогов и внебюджетных платежей в один налог – фонд оплаты труда и снижению его ставки до 20%. Мы представляли необходимые расчёты экономических эффектов, в том числе эконометрического моделирования, но, к сожалению, Миннацэкономики даже не счёл нужным этот вопрос обсуждать. Поэтому они ограничились рерайтингом действующего налогового кодекса, ничего в нём не изменив, увеличив его объём, количество ссылок, статей и снова предоставив льготы, что создаёт рыночные искажения. Я подозреваю, что отраслевые ассоциации при молчаливом одобрении представителей Нацпалаты эффективно пролоббировали новые отраслевые льготы. Я рад, что депутаты Сената обратили внимание на эти недоработки. Вместе с тем удивительно, как разработчики кодекса умудрились сделать его диаметрально противоположным целям, какие поставил Президент. Очевидно, законы Мерфи и Паркинсона хорошо работают в Казахстане", – считает Рахим Ошакбаев.

Но, пожалуй, все специалисты сходятся в одном. Самый главный минус Налогового кодекса – огромное количество серых зон. Мест, где закон можно трактовать двояко и не совсем понятно, как платить в таком случае налоги. Финансовый директор группы компаний "Верный Капитал" Фёдор Попандопуло считает, что в кодексе нет принципа определённости налогового законодательства.

Фёдор Попандопуло

Фёдор Попандопуло

"Иными словами, прочитав Налоговый кодекс, налогоплательщик должен иметь чёткие ответы на вопросы, как исчислять и уплачивать налоги. Что же зачастую происходит на практике? На практике мы имеем налоговое законодательство, в котором много так называемых серых зон, где нормы законодательства можно трактовать двояко. Прямым подтверждением тому служат многочисленные разъяснения налоговых органов по тем или иным вопросам налогового законодательства. Казалось бы, механизм работает – есть налоговое законодательство, и по тем вопросам, по которым есть неясности, есть разъяснения налоговых органов. Однако, в таком механизме определённость налогового законодательства тем не менее не гарантируется, поскольку разъяснения налоговых органов не имеют юридической силы и могут быть не приняты во внимание при налоговых проверках. Более того, позиция налоговых органов по некоторым вопросам может меняться в течение времени, что тоже не добавляет ясности для налогоплательщиков. В результате время от времени возникает ситуация, когда добросовестного налогоплательщика штрафуют по причине того, что им была неверно интерпретирована та или иная норма законодательства и из- за этого недоначислены налоги. По сути, налогоплательщика наказывают за то, что сам законодатель не соблюдает провозглашённый им в налоговом законодательстве принцип.

Кроме того, разночтения в налоговом законодательстве, а также возможность собственной их интерпретации представителями налоговых органов, проверяющих предприятие, являются факторами, способствующими коррупции. Какой выход в этой ситуации? Мне кажется, выход в этой ситуации классический – посмотреть на мировой опыт, взять лучшее и адаптировать его под наши реалии", – считает Фёдор Попандопуло.

Специалист приводит в пример распространённую во многих странах процедуру так называемого Advanced Tax Ruling. Это когда налогоплательщик при непонятной ситуации по применению налогового законодательства обращается с письменным запросом в налоговые органы, где излагает конкретные детали своей проблемы. После чего он получает ответ, который, по сути, становится законодательным актом в отношении конкретного налогоплательщика.

"Такую процедуру "обязывающего разъяснения" возможно внедрить и у нас, однако это внедрение потребует обеспечения защитных механизмов, исключающих возможность "договорных" ответов. Одним из вариантов такого механизма мог бы быть способ коммуникации с представителями налоговых органов посредством электронной почты или через специальный сайт, где полностью раскрытый и идентифицированный налогоплательщик общается с анонимным сотрудником налогового органа. Для обеспечения объективности подготовкой такого ответа могли бы заниматься члены специальной комиссии, состоящей из налоговых консультантов из международных компаний – "большая четверка", крупные юридические компании. Технические моменты по этому вопросу могут быть отработаны только после того, как придёт осознание того, что проблема не в том, сколько у нас налогов – 8 или 28 , а в том, сможем ли из Налогового кодекса понять, как правильно их платить, а если нет, то есть ли эффективный механизм, позволяющий в определённые сроки исправить это", – объясняет экономист.

Цель не достигнута

Кстати, самые активные участники рабочей группы в лице представителей Национальной палаты предпринимателей "Атамекен" тоже недовольны результатом. Они, конечно, отмечают положительные моменты изменений, говоря прежде всего о трактовании спорных ситуаций в пользу налогоплательщиков. Однако отмечают, что главная цель проекта так и осталась не достигнутой.

"Цель проекта Налогового кодекса – сделать кодекс максимально простым и понятным, на наш взгляд, достигнута не в полной мере: по информации Мажилиса Парламента, проект содержал порядка двух тысяч отсылочных норм на момент внесения в Парламент. В свою очередь Национальной палатой также был проведён анализ по отсылочным нормам и направлен разработчикам и в Мажилис с предложениями по сокращению отсылочных норм, часть из которых учтена в проекте. Указанный анализ также показал, что исключить все отсылочные нормы из проекта кодекса невозможно ввиду специфичности налогового законодательства", – говорится в официальном ответе на запрос informburo.kz.

В Нацпалате также отметили, что, несмотря на то, что кодекс уже принят, некоторые вопросы остаются открытыми и будут рассматриваться и решаться в 2018 году. По всей видимости, это означает, что принятый кодекс претерпит ещё не одно изменение.

https://informburo.kz/stati/nichego-ne-izmenilos-novyy-nalogovyy-kodeks-ne-reshaet-fundamentalnyh-problem.html