Келимбетов рассказал, сколько пенсионных денег потеряли частные фонды РК.

Разместил: stanislav_izmaylov Размещено: 28 июня 2017 12:34 Категория: Новости казахстанской экономики Просмотров: 83

Управляющий Международным финансовым центром «Астана» и экс-председатель Национального банка назвал сумму потерянных пенсионных средств, которые были вложены в компании Казахстана.

 F: Кайрат Нематович, в свое время вы поддерживали идею переноса пенсионных денег казахстанцев из частных фондов под крыло государства. Сейчас пенсионные деньги снова планируется передать в управление частным компаниям. Как вы к этому относитесь?

 — Мне кажется, что это (консолидация пенсионных накоплений. — F) в свое время было сделано правильно — у нас тогда были провалы рынка, и все частные фонды хорошо не «перформили», их доходность была в два раза ниже инфляции. Было много фрода и т.д. Поэтому мы их объединили. Но это был промежуточный этап.

Следующим этапом должно было стать более эффективное управление по методу управления Нацфондом, где половиной средств управляет Нацбанк, половиной — глобальные менеджеры активов (asset managers). Поэтому, если сейчас будет движение по этому сценарию, то я его приветствую. Если же будет движение назад, к прошлой модели управления, то мне это не очень нравится. Потому что я не вижу надежных компаний (за исключением, наверное, Halyk), которые могли действительно быть эффективными менеджерами активов.

Я объясню, почему. Чтобы были эффективные менеджеры активов, нужно три основных ингредиента. Во-первых, нужен фондовый рынок, которого еще нет (в Казахстане), мы его только развиваем. И от того, управляет ли деньгами государство или частный фонд не имеет значения — средства просто некуда инвестировать, кроме ГЦБ. А чтобы инвестировать в ГЦБ, не надо прибегать к частному фонду, у которого будет большая комиссия.

Во-вторых, низкая инфляция. Думаю, в ближайшие 5-10 лет мы еще будем снижать инфляцию до 4%. То есть, это займет время.

И, в-третьих, это надежность. Какой банк сегодня может создать эффективную управляющую компанию? Очень сложно представить, что кто-то сможет, кроме Halyk, опять же. А я считаю, Halyk, скорее, присоединился бы к сообществу глобальных управляющих активами, нежели конкурировал бы с какими-то (местными) компаниями, которые ненадежны.

Нацбанк внес предложение (по передаче пенсионных средств в частное управление) по поручению президента, оно еще будет обсуждаться. Если я буду приглашен участвовать в этой дискуссии, с удовольствием это сделаю.

Теперь что касается пенсионных денег, которые были инвестированы в ряд развивающихся рынков. Это был не только Азербайджан, но еще Россия и Турция. Это было сделано, чтобы повысить доходность. 80% активов были инвестированы в основном в ГЦБ и облигации банков, деноминированных в тенге. Понятно, что в долларовом выражении были потери. Хотя доходность была высокой. В 2015, например, доходность была 15%. Например, из 45 млрд тенге инвестиций в азербайджанский банк (курс был тогда 180 тенге за доллар), сегодня уже 17 млрд вернулось, а это почти 40%.

F: Хотелось бы, конечно, возврата «азербайджанских» средств в долларах, ведь по тому курсу было вложено $250 млн.

— Пенсионный фонд в Казахстане деноминирован в тенге. Это Национальный фонд деноминирован в долларах. В этом и разница. И, как раз, я считаю, что нужно интегрировать эти две модели, чтобы какая-то часть была деноминирована в долларах, например, около 20-30%.

Да, к сожалению, есть проблемы у азербайджанского банка. Но буквально на днях Национальный банк как участник процесса реструктуризации проголосовал (за один из вариантов реструктуризации долга Международного банка Азербайджана. — F). Мы надеемся, что уже к июлю будут подведены итоги голосования, а в августе будут проведены соответствующие процедуры. И эти деньги в полном объеме — $250 млн с процентами — вернутся в ЕНПФ.

F: Два года назад на пресс-конференции в Алматы вы говорили, что были возмущены качеством портфеля частных пенсионных фондов и заявили: дела некоторых из них переданы в прокуратуру. Чем всё закончилось? Кто-то был наказан?

— Не скажу насчет наказания, но речь шла о возврате активов. Как раз ЕНПФ и занимается этим. Ситуация по многим активам была сложной. 60% частных компаний, в которые были вложены деньги как в фондовый рынок, оказались в ситуации банкрота. Я затрудняюсь сказать, чем все закончилось. Но по крайней мере то, что деньги в итоге были списаны, это правда. Думаю, что для нас это будет урок, чтобы история вновь не повторялась.

F: О какой сумме списаний идет речь?

— Мы считали: в целом было списаны около 100 млрд тенге. Но за счет доходности (ЕНПФ) в 2015 мы их восстановили.

Источником материалов является https://forbes.kz/finances/finance

Кто онлайн