Год свободного плавания тенге: никаких эмоций, только цифры

Разместил: aizhan_pnk Размещено: 22 августа 2016 10:25 Категория: Новости казахстанской экономики Просмотров: 96

Что говорили и к чему пришли?

Прошел ровно год (20 августа 2015 года), как Казахстан перешел к свободно плавающему курсу, отказавшись от фиксированного. Об этом за день до смены денежно-кредитной политики рассказал премьер-министр Карим Масимов, отметив, что это новый процесс.

«Режим свободного плавания мы в первый раз вводим, у нас такого опыта нет, но мы изучили внимательно, мы долго к этому готовились. Мы подходили к этому процессу, изучали опыт других стран», - сказал тогда Карим Масимов. В итоге Национальный банк и правительство приняли решение приступить к реализации новой денежно-кредитной политики, основанной на режиме инфляционного таргетирования, отменить валютный коридор и перейти к свободно плавающему обменному курсу.

Небольшой итог того, как развивались экономические события в стране, и как этот переход сказался на основных финансовых показателях, собрал в обзоре корреспондент центра деловой информации Kapital.kz.

Динамика курса доллара и евро к тенге с 20 августа 2015 года823b8c91c9934336879a63e6067.jpg

Еще год назад возглавлял Национальный банк Кайрат Келимбетов. Но уже спустя год на кресле председателя комментирует все вопросы по курсу нынешний глава - Данияр Акишев. За год тенге по отношению к доллару упал почти в 2 раза, впрочем, как и к евро. При этом валютный рынок постоянно лихорадит и подчас это не цены на нефть, которые должны были стать ориентиром для «свободно плавающего» тенге. Так, к примеру, июль вновь отметился колебания на валютном рынке, но как подчеркнул Данияр Акишев, Нацбанк готов вмешиваться в валютные торги на KASE и при сильном укреплении тенге. Чуть позже глава Нацбанка отметил, что на валютном рынке в конце июля наблюдался дисбаланс спроса и предложения, в результате чего и произошло ослабление тенге к доллару на 4%. Также в июле сократилось предложение иностранной валюты, вызванное в первую очередь снижением мировых цен на нефть.

«В августе ситуация на валютном рынке нормализовалась. Считаем, что текущий уровень обменного курса полностью отражает влияние как внутренних, так и внешних факторов, не содержит накопленных дисбалансов и комфортен для экономики с точки зрения конкурентоспобности отечественных товаропроизводителей, так и с позиции платежного баланса», - сообщил Данияр Акишев.

За год величина прожиточного минимума выросла в тенговом выражении, но снизилась в долларовом почти в 2 раза – со 113 долларов до 67 долларов. Для сравнения, в долларовом эквиваленте аналогичная сумма прожиточного минимума была 10 лет назад, в 2006 году. Причем минимальный размер пенсий в долларовом эквиваленте за год снизился на 39%, а среднемесячная заработная плата с 669 долларов упала до 422. Зато в тенговом выражении она выросла на 14%.

Между тем, даже несмотря на переход к новой политике, Всемирный банк подсчитал, что уровень бедности в республике снизился с 54% в 2006 году до 15,3% в 2013 году.

«Несмотря на последствия недавнего экономического спада, рост заработной платы в государственном секторе, увеличение социальных расходов и контроль цен, как ожидается, позволят сохранить уровень бедности в районе 13,3% в 2015 году, эта цифра, по сути, не изменится с 2014 года», – отмечали эксперты ВБ в своем докладе. В 2017 году уровень бедности, по их прогнозам, может снизиться до 11,8%. Позитивную роль для роста экономики окажут запущенные программы по списанию плохих кредитов и «Нурлы жол» - так видят ситуацию эксперты из-за рубежа.

И если средняя зарплата выросла за год на 14%, то цены на товары и услуги за год поднялись на 17,3%. Как отмечает сайт energyprom.kz, это самый высокий уровень инфляции за последние годы. Более высокие показатели были зафиксированы только в 2008 году, на пике прошлого кризисного периода (тогда годовой ИПЦ достигал 19-20%). Еще в прошлом году такой прирост составлял не более 4%. Отметим, что больше всего подорожали одежда, обувь (на 35,2%) и бытовая техника с предметами домашнего обихода (плюс 28,5%). Непродовольственные товары за год выросли в цене сразу на 27,5%, продовольственные - на 14,9%. Услуги подорожали год-к-году на 10,3%.

Между тем, по данным агентства по статистике РК, в первом полугодии цены на экспортируемые товары повысились на 7,6%, импортируемые – на 10,6%. И если импортная техника и местные продукты дорожали вслед за валютными колебаниями, цены на недвижимость в Казахстане росли еще и от паники, и от «жадности». Помимо девальвации осложнило ситуацию и решение об отказе от доллара в оценке недвижимости. Именно в это время рынок жилья впервые «перекосило». В пересчёте индекса цен на тенге прирост превышал 20%, тогда как снижение долларовых цен ограничивалось 7–8%.

«В январе этого года на вторичном рынке квадратный метр в Астане и Алматы стоил порядка 1 175 долларов. В тенге значения выходили рекордные. Так, за единицу площади в Астане просили приблизительно 412 тыс. тенге, а в Алматы — 436 тыс. В Астане индекс цен предложений в марте составлял 372 тыс. тенге, а в Алматы — 398.5 тыс. Это был последний столь значительный откат», - подсчитал показатели сайт «Крыша». Эксперты специализированного сайта отмечают, что только ко вчерашнему дню средняя цена предложений в Астане преодолела психологический барьер в 1 тыс. долларов. В Алматы эта цифра составляет 1 081 доллар. Подводя итоги, аналитики издания отмечают, что на докризисный уровень тенговые цены ещё не вернулись. Только в Астане разрыв составляет около 7%, в Алматы — в пределах 3%.

8ceaef55a0f9b76feccdb014a2c.jpg

Однако, во втором полугодии 2016 года на рынке будет сохраняться тенденция на снижение цен на недвижимость, рассказывала ранее центру деловой информации Kapital.kz руководитель аналитической службы Kn.kz Анна Шацкая. Основное снижение цен, по ее словам, сохраняется в сегменте «дорогого» жилья – бизнес- и премиум-класса, и многокомнатных квартир. Цены на квартиры малых форматов эконом-класса остаются стабильными, поскольку именно в этом сегменте сконцентрирован основной спрос.

Цитаты в тему:

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев: «В условиях плавающего курса национальной валюты необходимо объяснить населению, что ничего экстраординарного не происходит. На тенге оказывает влияние снижение цен на энергоносители, это естественный процесс. Вместе с тем необходимо следить за уровнем инфляции, обеспечением социально значимыми товарами, предусмотреть оказание помощи социально уязвимым слоям населения. Акимы областей должны контролировать эти вопросы».

Экономист Денис Кривошеев: «Переход к свободно плавающему курсу – это абсолютная победа здравого смысла над какими-то политическими интригами... Сегодня страна находится в комфортной зоне. Нам осталось пройти только пару шагов. В первую очередь, это касается паритета с рублем. Некоторые экономические теоретики говорят, что он не нужен, но мы видим, что ситуация складывается таким образом, что российский товар при дисбалансах становится доступнее».

Премьер-министр Карим Масимов: «Я думаю, что на сегодняшний день, что касается России и Казахстана, то наша валюта непременно находится в паритете. И с точки зрения конкурентоспособности наших предприятий на сегодняшний день они находятся примерно в равных условиях».

Вице-министр по инвестициям и развитию республики Альберт Рау: «Коль Национальный банк объявил свободно плавающий (курс тенге. – Интерфакс-Казахстан), я думаю, это соотношение уравновесится. Это даже не столько мое мнение, сколько мнение бизнеса, что 4,5 - это уже более-менее комфортно для нашего бизнеса. На мой взгляд, все-таки соотношение рубля к тенге где-то 4,5 (...) - это тот примерный порог, когда все-таки наши промышленные предприятия и наш аграрный сектор начнут себя чувствовать по крайней мере нормально, а не на грани разорения».

Курс российского рубля на 20 августа 2015 года – 2,87 тенге, на 19 августа 2016 года – 5,29 тенге. Рост: 84%.

Политолог Досым Сатпаев: «Основная причина отсрочки введения свободно плавающего курса стали президентские выборы. В Казахстане грань между политическими и экономическими решениями слишком тонка и зачастую не ясно, где за экономическими решениями стоят политические интересы».


Научный сотрудник Уральского центра РИСИ Максим Лихачев:«За последние годы доверие к Нацбанку РК со стороны населения и участников рынка существенно подорвано. Однако нужно понимать, что девальвации февраля 2014 года и августа 2015 года – практически безальтернативный вариант развития финансовой ситуации в республике вне зависимости от того, кто стоял бы во главе регулятора».

Заместитель директора группы «Государственные финансы» S&P Карен Вартапетов:«Сохраняется высокая волатильность внешнеэкономических условий (низкая и волатильная цена на нефть, замедление экономики Китая, санкции в отношении РФ), высокие девальвационные ожидания и структурные проблемы в банковской системе страны (высокая долларизация депозитов и растущая доля NPLs), которые ослабляют возможность Нацбанка влиять на экономику. В этих обстоятельствах переход к новой модели денежно-кредитной политики, о которой регулятор объявил в августе, является очень сложной задачей».

Председатель правления казахстанской «дочки» «Сбербанка» Александр Камалов: «Ранее мы жили в условиях, когда курс определялся административно, были свои плюсы и минусы. В текущих реалиях мы попадаем в те условия, в которых живут все продвинутые рынки. В настоящее время финансовые рынки молниеносно реагируют на глобальные тренды и считаю, что самый оптимальный вариант для всех участников финансового рынка, когда курс национальной валюты определяется рынком. В долгосрочной перспективе это, точно, позитивно».

Экономист Евгений Кочетов: «На самом деле первые разговоры о переходе к таргетированию инфляции начались у нас в 2001 году. Именно тогда Григорий Марченко заявил о начале подготовки к переходу на новый режим монетарной политики. С этого момента Национальный банк начал постепенную подготовку к переходу. Как показывает практика, для перехода на режим таргетирования инфляции нет идеального времени. Я не говорю, что до настоящего момента ничего не делалось в денежно-кредитной сфере для перехода на данный режим, однако мер было предпринято недостаточно».

Экс-глава Национального банка РК Ораз Жандосов: «Я не являюсь сторонником фиксированного курса… прежде всего потому, что Казахстан имеет маленькую, открытую экономику, у нас нет больших барьеров для торговли и для перетока капитала. И наша экономика очень сильно зависит от экспорта сырья, прежде всего от нефти. В таких условиях страна может иметь фиксированный курс на протяжении длительного периода только при нескольких условиях. Например, за счет того, что делает ряд арабских стран Персидского залива. То есть, стране нужно иметь настолько большие резервы по отношению к экономике, чтобы де-факто она могла себе позволить практически любой курс и при этом иметь экономику, которая в той или иной степени защищена от перетока торговли».

Директор департамента стран Ближнего Востока и Центральной Азии Международного валютного фонда (МВФ) Масуд Ахмед: «Краткосрочные явления нужно рассматривать в более общем контексте трансформации экономики страны в целом, чтобы получить в полном смысле этого слова развивающийся, нарождающийся рынок. И как часть данного процесса – это организация Национальным банком Казахстана эффективного современного режима монетарной, денежно-кредитной политики. Основным инструментом этого режима является инфляционное таргетирование в целях обеспечения, с одной стороны, ценовой стабильности, а с другой - инфляционной стабильности в экономике».

Кшиштоф Рыбиньски, ректор Университета Нархоз, бывший заместитель председателя Национального банка Польши: «В Казахстане переход произошел почти за один день. Я изучал историю финансового кризиса и не нашел ни одного примера того, как курс национальной валюты упал бы на 100% в течение пары месяцев. Причем это было связано не с банковским или другим кризисом, при котором обычно происходит такая девальвация. В Казахстане же экономика развивалась, банковский сектор был стабильным, а курс национальной валюты упал в два раза. Это очень интересный опыт».

В целом же эффективность этой новой политики можно будет оценить лишь в долгосрочной перспективе – 4-5 лет. Насколько эти решения были правильными и своевременными можно будет увидеть лишь тогда. Сегодня же многие казахстанцы отправились отдыхать на местные курорты…

https://kapital.kz/finance/52947/god-svobodnogo-plavaniya-tenge-nikakih-emocij-tolko-cifry.html


Поделиться ссылкой: # # # # # # # # # # # #