Договор ГПХ должен умереть?

Разместил: aizhan_pnk Размещено: 3 августа 2018 09:34 Категория: Новости казахстанской экономики Просмотров: 129

Формулировка разработчиков поправок к Закону о пенсионном обеспечении привлекла внимание к противоречивой фискальной политике правительства

Поправки в Закон о пенсионном обеспечении были приняты 2 июля, опубликованы спустя два дня, а уже 14 июля 2018 года признаны вступившими в законную силу. С этого дня все граждане, получающие доход от сделок на основе договоров ГПХ, считаются обязанными самостоятельно уплачивать пенсионные взносы (10% от полученного дохода) в ЕНПФ.

При этом как бы самом собой подразумевалось, что речь идет о договорах ГПХ, заключаемых между исполнителем и заказчиком работ. Разработчики проигнорировали главную особенность любого закона — наличие прямой трактовки вложенного в него смысла.

В прежней версии закона, указывает Максим Барышев, главный редактор и СЕО портала Учет.kz, норма была прописана четко: «выполняющие работы по гражданско-правовому договору, предметом которых является выполнение работ (оказание услуг)». В новой версии закона из части 1 пункта 4 статьи 25 часть слов была удалена, и получилось — «по договорам гражданско-правового характера». «Возникает вопрос, зачем удаляли слова „предметом которых является выполнение работ или оказание услуг“. Если бы их не удалили, все осталось бы на своих местах и все было бы понятно и ясно», — говорит Максим Барышев.

14 июля бухгалтеры компаний обрушили на отраслевые издания и профессиональные объединения вал запросов с просьбами помочь разобраться в требовании закона. Юридические консультанты сделали очевидный вывод: прямое требование новой редакции закона — необходимость пенсионных отчислений с любых видов дохода, обусловленных гражданско-правовым характером сделок.

А какие сделки характеризуются как гражданско-правовые? Да все, начиная от купли-продажи имущества и оформления банковских депозитов до сделок внутри семьи! Информация об этом вылилась в социальные сети, что повлекло за собой невиданное по накалу страстей обсуждение — и осуждение, — законодательных поправок.

Лишь две недели спустя, в минувшие выходные, прозвучал точный сигнал из правительства. Как и полагали самые трезвомыслящие комментаторы, поправки подразумевают самостоятельную уплату пенсионных взносов гражданами, получившими доход на основе договоров ГПХ.

Теперь правительство вернется к Закону о пенсионном обеспечении, чтобы проработать подзаконные акты, дающие рынку точные установки. А тем временем рынок, оправившись от стресса, отметил ретроградный характер поправок. И предложил использовать сложившуюся паузу, чтобы внести изменения, отвечающие духу времени и общему направлению в сторону упрощения фискальной нагрузки, что хорошо заметно на примере налогообложения так называемого самозанятого населения.

Пенсионный пресс спровоцировал социальный стресс

Первый комментарий к изменениям в Закон о пенсионном обеспечении прозвучал на специализированном бухгалтерском портале Учет.kz. Вот что «Капитал.kz» рассказал Максим Барышев. «Если читать поправки в закон дословно, то пенсионные отчисления следует делать со всех договоров гражданско-правового характера. Я углубился в тему, чтобы найти определение договору ГПХ. И обнаружил, что такого определения в Казахстане нет. Есть гражданско-правовые отношения, которые не ограничиваются договором гражданско-правового характера. Что имели в виду законотворцы — не очень понятно, — рассказывает Максим Барышев. — Соответственно, я применил знак приблизительного равенства. Так как нет определения гражданско-правового характера, мы находим ближайшее определение, которое существует в законодательстве, а это гражданско-правовые отношения. А если посмотреть на них с юридической точки зрения, то это практически все отношения, существующие в стране. Исходя из дальнейшей трактовки, с любого акта гражданско-правовых отношений возникает договор ГПХ, в том числе и устный. То есть получается, что если есть передача денег каким-либо образом, то исходя из точной трактовки законодательства, мы получаем необходимость уплаты 10% в пенсионный фонд».

Такого же мнения придерживается Андрей Хорунжий, вице-президент Палаты налоговых консультантов. «Проблема в чем: исключения по выплате пенсионных взносов касаются только пенсионеров, инвалидов и пенсионеров по выслуге лет. А в отношении видов деятельности или видов доходов по договорам ГПХ закон исключений не делает. Грубо говоря, теоретически можно обязать человека делать пенсионный взнос после продажи валюты в обменном пункте, — говорит Андрей Хорунжий. — Гражданско-правовые отношения гораздо шире, чем трудовые. Любое действие, которое осуществляет физическое лицо: мена валюты, страхование, вознаграждение банковскому депозиту или по банковскому счету — считается доходом по договору ГПХ. Причем Гражданский кодекс не разграничивает договор на письменный и устный. Соответственно любая устная сделка, приносящая любой доход, если не сделать уточнений, обязывает гражданина делать пенсионный взнос, как минимум 10% от текущей минимальной заработной платы, сейчас это 2828 тенге. Максимальная сумма ОПВ может составить 212 130 тенге за месяц, в котором получен доход».

СМИ и социальные сети отреагировали взрывом негодования. Парадокс состоит в том, что подробное обсуждение поправок в закон и погружение в детали произошло на фоне общего нигилизма, испытываемого обществом в отношении пенсионной системы. Однако заранее питать разочарование отдаленной перспективой жизни на скудную пенсию — это одно. И совсем другое — делать ежемесячные взносы с каждого своего действия, связанного с финансами и имуществом.

Примечательно, что избежать разночтения можно было, всего лишь оставив норму, которая была в предыдущей версии закона. «В поправках исключена норма, которая гласит дословно: «выполняющие работы по гражданско-правовому договору, предметом которых является выполнение работ (оказание услуг)». Эта строчка была удалена из этого закона и вместо нее мы получили «по договорам гражданско-правового характера», — говорит Максим Барышев.

Неудивительно, что многие комментаторы поторопились связать изменения с необходимостью латать бюджетные дыры ЕНПФ, известного закрытой и зачастую, мягко говоря, недальновидной политикой. Нетрудно было предположить, что государство озаботилось созданием финансовой подпитки фонда из любых мыслимых источников.

В общем осуждающем хоре практически утонули трезвые оценки профессионалов, призывающих подождать, пока государство признает собственное пренебрежение важными деталями, которые необходимы впоправках к Закону о пенсионном обеспечении.

Собственно, это и произошло: пусть и с подозрительной двухнедельной задержкой, Светлана Жакупова, вице-министр труда и социальной защиты населения, в минувшие выходные заявила, что взносы будут платиться исключительно с доходов, полученных от оказания услуг или выполнения работ, а не с доходов от реализации имущества. Детали будут прописаны в соответствующем подзаконном акте правительства. В какой срок будет закончена эта работа — неизвестно. «После такого резонанса, я думаю, вернутся к прежней трактовке», — считает Максим Барышев.

В действительности еще есть возможность исправить положение путем издания Постановления правительства, вносящего изменения в Правила начисления и оплаты ОПВ. В данном случае, считает Андрей Хорунжий, новые Правила должны установить следующее. Физическое лицо, получившее доход по договору ГПХ, платит ОПВ только когда отвечает следующим условиям: не является индивидуальным предпринимателем, адвокатом, частным судебным исполнителем, частным нотариусом или профессиональным медиатором. Физическое лицо получило доход от выполнения работ и (или) оказания услуг для юридического лица. Физическое лицо — плательщик ОПВ по договору ГПХ имеет право, как и ИП, на самостоятельное определение суммы своего дохода (в размере 1-кратного МЗП). Физическое лицо — плательщик ОВП по договору ГПХ, не платит ОВП по месяцам, в которых у него отсутствует получение дохода по договору ГПХ. Срок уплаты ОПВ — 25 число месяца, следующего за месяцем получения дохода. Сегодня срок уплаты не установлен.

Рынку нужна либерализация, иначе фрилансеры исчезнут

Достаточно ли того, чтобы вернуть закон в равновесие, не учитывая общей либерализации в области налогообложения, которой в последнее время придерживается в своих планах государство? Достаточно вспомнить обещание правительства облегчить жизнь так называемых самозанятых, позволив им упрощенную модель выплаты налогов, взамен чего они получат доступ к социальным услугам.

Конечно, неудача с внесением изменений в Закон о пенсионном обеспечении заставляет осторожнее относиться к обещанным переменам. С другой стороны, есть время и возможность выработать решение, которое было бы актуальным и сформировало у рынка уверенность на многие годы вперед.

Какое решение можно назвать идеальным, какие обстоятельства следует учесть при работе над подзаконным актом? Как считает Андрей Хорунжий, для фрилансеров, работающих на основе трудовых договоров, следует упростить любую фискальную нагрузку. Иначе и без того их непростое положение заставит их либо перевести отношения с заказчиками в тень, либо уйти в индивидуальные предприниматели. Возложение на фрилансеров чрезмерной ответственности может убить такую в целом удобную форму взаимоотношений, как трудовой договор ГПХ.

В самом деле, если индивидуальный предприниматель имеет возможность платить ОПВ, предварительно самостоятельно определив свой доход п минимуму в размере 1 МЗП, фрилансер этой льготы лишен, хотя зачастую в сумму его вознаграждения работодатель вносит все необходимые для выполнения работ текущие затраты, которые вознаграждением не являются. Таким образом, требование обязательной выплаты 10% пенсионного взноса может стать последней каплей, которая переполнит чашу терпения сообщества фрилансеров. Это укол особенно болезненный на фоне того, какую малую сумму государство требует от самозанятых, обещая им упростить выплату отправкой денег посредством sms-сообщения.

Инициатива государства понятна: обязать фрилансеров делать пенсионные взносы, потому что сейчас они имеют право самостоятельно решать, делать это или нет. Однако это требование, очевидно, надо обусловить некими послаблениями. «Если в людях жадность перевешивает благоразумие, государство предпринимает соответствующие шаги, которые мы видим. Просто эти шаги надо делать взвешенными и в тех пределах, которые обеспечат результат. Надо менять подходы, менять менталитет, применять меры, которые стимулировали бы людей платить, пусть даже это будет минимум. В отношении фрилансеров следует придерживаться той же политики, какую мы видим в отношении самозанятых и индивидуальных предпринимателей. Если фрилансеры перейдут в любую из этих категорий, пользы это не принесет, — говорит Андрей Хорунжий. — Понятно, что через договоры ГПХ проходит много услуг, которые запрещены при применении специального налогового режима. Ну, придумают другую услугу. Потом что — бегать за физлицом и доказывать, что это мнимая сделка? Тогда вся государственная машина вместо контроля за крупными и средними налогоплательщиками переключится на работу с малыми. Прямой вывод такой: если фрилансеры перестанут работать по трудовым договорам ГПХ, государство может потерять часть доходов, которые будут либо скрываться, либо вместо 10% станут облагаться 3%. Договор ГПХ, заключаемый юридическими лицами с физическими лицами, может умереть, вот к чему ведет государство».

https://kapital.kz/gosudarstvo/71080/dogovor-gph-dolzhen-umeret.html 


Поделиться ссылкой: # # # # # # # # # # # #
Кто онлайн